Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:06 

Мода эпохи МОДЕРН. Литографии 1911-1916 гг.

Французская мода эпохи МОДЕРН
Тонированные литографии Journal des Demoiselles
Полный каталог смотрите здесь
Продажа возможна в Москве,  а также почтой по предоплате

1911 год

1914 год


1916 год


@темы: 1910, объявления, я все необычное люблю, в стиле ретро

21:23 

от Парижа до Ниццы


Жак Анри Лартиг (Jacques Henri Lartigue)
13.06.1894 - 12.09.1986
Французский фотохудожник.

 

 
 Лартигу повезло- он начал заниматься фотографией во времена "прекрасной эпохи", когда грандиозные перемены в индустрии, науке, моде, археологии, музыке изменили интересы и образ жизни женщины.
Поскольку, вторую половину жизни Лартиг посвятил, в основном, живописи, мы рассмотрим самый продуктивный период в фотографии с 1910-ых по 1940-е годы.
В его работах мы можем проследить, как менялась женщина в те задорные, эксцентричные года, укоротившие длину юбки и волос, подарившие нам шелковые чулки и многообразие декоративной косметики. Давшие нам новые интересы и возможности- спорт, авиацию, яхты, чарльстон, фокстрот, самостоятельность и собственное мнение. А, главное, благодаря археологическим раскопкам, фантазии о чем то диковинном и экзотическом, воплотившиеся в литературе и моде.
 

 




















 





































 



























































































































                 


@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро

21:22 

Усатый Черчилль


После своего побега из плена во время англо-бурской войны в 1900 году, Черчилль вошёл в состав корпуса южноафриканской лёгкой кавалерии и… отрастил усы. Одна из подруг его матери сказала ему на это: «Мне не нравятся ни твои политические взгляды, ни твои усы». На что Уинстон тут же парировал: «Мадам, могу вас заверить, что вам не придётся иметь дело ни с тем, ни с другим».



@темы: 1900, я все необычное люблю, в стиле ретро

20:42 

Блондинка на Манхэттене

Эти снимки Мэрилин, за авторством Эда Фейнгерша, сделаны в 1955-ом, когда Монро приехала в Нью-Йорк заниматься в актёрской студии Ли Страсберга. Недавний развод с Джо ДиМаджио выбил её из колеи, и Монро отчаянно искала точку опоры в жизни.

69.58 КБ

89.71 КБ

96.36 КБ

108.70 КБ

87.83 КБ

@темы: 1950, я все необычное люблю, в стиле ретро

04:55 

Пра и прапра (ч. 1)

Как-то внезапно вспомнила, что давно не надоедала вам своим семейным архивом, и решила продолжить это безобразие:) Тех, кого испугала «ч. 1» сразу успокою: частей будет всего две, а не четыре, как можно подумать. По маминой линии ничего древнее уже показанного не сохранилось, так что прабабушки и прадедушки только с папиной стороны.

Итак, уже упоминавшийся прадедушка Павел Гордеевич с супругой Ириной Петровной.


Это милое создание на коленях у прабабушки — дедушкина сестра Ксения



Павел Гордеевич, 1897 г.



Ирина Петровна и Павел Гордеевич, 1900-е.










Насколько я понимаю, мама Ирины Петровны, т. е. моя прапрабабушка.
(Но полной уверенности в правильности индентификации нет:)



И снова главные герои — Павел Гордеевич и Ирина Петровна
фото с удостоверений личности 1908-9(?)






1910 г.




1926 г.



конец 20-х —начало 30-х



Ирина Петровна с сыном Степаном, т.е моим дедушкой
(ранее упоминался как «Кавалер с велосипедом»:)





1939 г.


@темы: 1900, 1890, 1910, 1920, 1930, родные, я все необычное люблю, в стиле ретро

19:37 

Русские артисты балета за границей (1911 год)

Журнал Искры в №21 за 1911 год опубликовал небольшую подборку фотографий артистов, работающих за границей.

Артистки московского балета.



С.В.Федорова в роли Клеопатры





Л.Ф. Шоллар

Артисты петербургского балета.



Т.П. Карсавина



В.П. и М.М. Фокины


@темы: 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

19:37 

Фильм 20-х годов

Girlie Film: Walkin' Home, Again - 1920's


@темы: 1920, я все необычное люблю, в стиле ретро

11:15 

Солдатский спектакль



Надпись в журнале Искры к двум фотографиям в №38 за 1916 год: "Солдатский спектакль в день полкового праздника одного из доблестных кавказских полков. Момент веселого настроения, когда на сцену появились клоуны-профессионалы, призванные на военную службу".

Дополнительно три минуты кинохроники того времени, где фельдшерицы и сестры милосердия присутствуют на многих кадрах.

P.S. Только на Московском Братском кладбище, полное его название: "Братское кладбище для воинов, павших в войну 1914 года, и систер милосердия Московских общин", по данным из книги К.Михайлова "Поруганная слава", к началу 1917 года были захоронены 51 сестра милосердия. Сейчас осталась только часть его территории, на остальной в 1950-е годы были застроены дома на Песчаных улицах. Эта оставшаяся часть кладбища теперь называется мемориально-парковый комплекс Героев Первой мировой войны, захоронения там остались. Недавно в сообществе moya_moskva был фоторепортаж о съемках на его территории рекламного ролика об Актимеле.










@темы: 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

11:15 

Мода 1960-х. Эскизы из коллекции BALMAIN




Оригинальные эскизы (карандаш, гуашь) из коллекции BALMAIN -  известного французского дома высокой моды, который был создан в 1946 году. Рисунки выполнены для профессиональных целей, на многих - редакторские пометы и авторские подписи к моделям.

Цена одного листа от 1500 до 3000 р.
Сохранность - хорошая


Пьер Бальмен - талантливый французский кутюрье (1914-1982), создавший знаменитую торговую марку BALMAIN. 1960-е годы для дома моды Balmain - это период свежих идей, нового стиля, обновления в работе с тканями, время, когда Пьер Бальмен бежал впереди мировой моды. Он шил костюмы для Бриджит Бардо, Марлен Дитрих, Софи Лорен, Вивьен Ли,  был официальным дизайнером Ее Величества королевы Тайланда



@темы: 1960, Объявления, Ссылки, я все необычное люблю, в стиле ретро

23:53 

Занятия учеников на Пречистенских курсах в Москве, 1911 год



Занятия под руководством художника Н.Н.Комаровского. Фото из журнала Искры, №42 за 1911 год.

Путеводитель по Москве 1913 года под редакцией К.В. Сивкова сообщал, что подавляющее число учащихся на Пречистенских курсах (Пречистенских классах для рабочих) составляли именно рабочие и ремесленники, по возрасту от 18 до 25 лет, хотя были и в возрасте от 30 до 40 лет. Обучение было бесплатное, а преподаватели работали на них безвозмездно. В 1910 и 1911 годах курсы получили пособия от городской Думы.


Курсы были открыты в 1897 году. Первые годы их работа протекала в крайне неблагоприятных условиях: не хватало средств, отсутствовали помещения, само дело было новое. Хотя потребность в таких курсах была очень велика: уже ко дню открытия на них записалось 308 человек.

Изначально на курсах было два отделения: одно приближалось к программам городских начальных школ, на другое принимались ученики, прошедшие начальную школу, тут обучение шло лекционным способом, включая ряд предметов, в том числе и иностранные языки.

С 1902 года курсы быстро расширяются, учреждается 2-ой спецкурс для подготовки желающих к экзаменам (особенно много держало на народных и домашних учителей, некоторые и в университет). Учреждаются и другие отделения и женские курсы, в 1905 году они были объединены с мужскими. Число учащихся составляло, как написано в путеводителе, тысячу человек.


@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910

23:53 

"Кокетка и ребенок"

"...Из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что-то короткою кисейною юбкою, и остановилась посередине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко...
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг вбежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь, закричал он. – Именинница! Ma chère именинница!
...Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, выскочившими из корсажа от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему-то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из-под юбочки.
– Видите?.. Кукла… Мими… Видите..."

Война и мир

И девочка, и кукла существовали на самом деле.
"29 октября было мое рождение, мне минуло десять лет. Накануне я все выспрашивала у Сони, что мне подарят, но Соня не говорила... Ложась спать, я перебирала в уме своем, что я желала бы получить. "Черного пуделька, только живого, или большую куклу", - решила я, и Соня мне сочувствовала. На другое утро, надев светлое, праздничное платье, помолившись Богу и чувствуя какое-то торжественное умиление, я вошла в столовую. Меня целовали, поздравляли и дарили. Между подарками стояла большая кукла с картонной головой и раскрашенным лицом; она была почти моего роста. Это был подарок дедушки Исленьева. Я была очень счастлива: одно из моих желаний было исполнено. Я назвала ее Мими," - вспоминала потом девочка, которую считают основным прототипом Наташи Ростовой. Это была свояченица Л.Толстого, Татьяна Берс.

Татьяна Берс

В семье Берсов было тринадцать детей, пятеро из которых умерли в детстве. Татьяна была четвертой из выживших, перед ней по старшинству шли две сестры, Елизавета и Софья (будущая жена Л.Толстого), и брат Александр.
В своих воспоминаниях Татьяна писала: "Мы, три сестры и брат Александр, росли вместе и, как я уже писала, были погодки. Четыре малыша - мальчики были отделены от нас и комнатами, и няньками. Старшая сестра Лиза была серьезного, необщительного характера. Я, как сейчас, вижу ее сидящей на диване, поджавши ноги, с книгой в руках, с сосредоточенным выражением лица.
- Лиза, иди играть с нами, - бывало приставала я, желая почему-то отвлечь ее от чтения.
- Погоди, мне хочется дочитать ее до конца, - скажет она. Но конец этот длился долго, и мы начинали игру без нее. Она не интересовалась нашей детской жизнью, у нее был свой мир, свое созерцание всего, не похожее на наше детское. Книги были ее друзья, она, казалось, перечитала все, что только было доступно ее возрасту, - Ну, что же ты сидишь, уткнувшись в свой "Космос", - с досадой кричала я.
- Оставь ее, мы и без нее обойдемся, - скажет Соня. Различие ли характеров, или просто другие какие-либо причины породили между старшими сестрами рознь, которая чувствовалась в их постоянных отношениях; и эта рознь продолжалась всю их жизнь".

Сестры Берс

Льва Толстого девочки Берс знали с детства, ведь их мать была давней подругой "Левочки":
"Потом Лев Николаевич просил дядю Костю сыграть Шопена, что дядя и исполнил. Окончив вальс, он заиграл какой-то наивный менуэт, напомнивший Льву Николаевичу детство.
- Любовь Александровна, помните, как мы танцевали под него, а ваша Мими нас учила, - сказал Лев Николаевич, подходя к матери. - Мне кажется еще, все это так недавно было.
Тут речь зашла о "Детстве" и "Отрочестве".
- Вы, вероятно, многое узнали близкого и родного в этих произведениях? - говорил Лев Николаевич.
- Еще бы, - сказала мать. - А Машенька, сестра ваша, как живая, с черными большими глазами, наивная и плаксивая, какая она была в детстве.
- А отца нашего с его характерным подергиванием плеча как ты описал, он сам себя узнал и так смеялся, - сказал дядя Костя".

Детство

Шло время, старшие барышни Берс выросли, сдали экзамены и начали "выезжать". Софья пользовалась успехом, за ней ухаживали многие, старшая, Лиза, была менее популярна: "Правильные черты ее лица, серьезные выразительные глаза и высокий рост делали ее красивой девушкой, но она как-то не умела пользоваться жизнью, не умела быть юной, в ней не было той "изюминки", по определению Льва Николаевича, той жизненной энергии, что он находил в нас с Соней".
А Толстой часто бывал в  гостеприимном доме Берсов. "Никто не придавал значения его посещениям. Он приходил, когда ему вздумается, и днем, и вечером, и к обеду, как многие другие. Лев Николаевич ни на кого из нас не обращал исключительного внимания и ко всем относился равно. 
С Лизой он говорил о литературе, даже привлек ее к своему журналу "Ясная Поляна". Он задал ей написать для своих учеников два рассказа: "О Лютере" и "О Магомете". Она прекрасно написала их, и они полностью были напечатаны в двух отдельных книжках, в числе других приложений. 
С Соней он играл в четыре руки, в шахматы, часто рассказывал ей о своей школе и даже обещал привести своих двух любимых учеников. 
Со мной он школьничал, как с подросткам. Сажал к себе на спину и катал по всем комнатам. Заставлял говорить стихи и задавал задачи.  Он часто собирал нас к роялю и учил петь...  Все это пели хором; но, выделив мой голос, он привозил мне ноты, часто сам аккомпанировал, иногда подпевал и называл меня "мадам Виардо" (известная певица того времени) или "Праздничной"".
Регулярные визиты холостяка в семью, где были "девушки на выданье", не остались незамеченными. Пошли сплетни, что граф собирается жениться на старшей, Елизавете.

Елизавета Берс

Постепенно прежде равнодушная к нему девушка тоже начала влюбляться, впрочем, скорее всего в саму идею любви, а не в человека. Но, как выяснилось, Льва Николаевича привлекала не она, а другая сестра, Софья, тем более, что она куда лучше соответствовала ожиданиям писателя от жены. "Лиза всегда почему-то с легким презрением относилась к семейным, будничным заботам. Маленькие дети, их кормление, пеленки, все это вызывало в ней не то брезгливость, не то скуку.  Соня, напротив, часто сидела в детской, играла с маленькими братьями, забавляла их во время их болезни, выучилась для них играть на гармонии и часто помогала матери в ее хозяйственных заботах.  Поразительно, как во всем эти две сестры были различны. Соня была женственна как внешностью, так и в душе своей, и это была ее самая привлекательная сторона. Эту весну она как-то расцвела, похорошела, ей шел 18-й год".
Постепенно, как напишет потом Таня Бернс, "я стала замечать, что Лев Николаевич больше бывал с Соней, оставался с ней наедине, словом, отличал ее от других. Соня краснела и оживлялась в его присутствии", а позже младшая сестра стала случайной свидетельницей объяснения Толстого с Софьей. Их отношения не прошли незамеченными и для других членов семьи.
"- Таня, - серьезным голосом начала Лиза. - Соня перебивает у меня Льва Николаевича. Разве ты этого не видишь?  Я не знала, что ответить. Сказать, что он сам последние дни льнет к ней, я не решалась - это еще более огорчило бы Лизу. 
- Эти наряды, эти взгляды, это старание удалиться вдвоем бросается в глаза, - продолжала Лиза.  Я понимала, что Лизе хотелось высказаться, излить свое горе кому-нибудь, и я молча слушала ее. 
- Ведь, если ты не будешь стараться завлечь кого-либо, не будешь желать ему нравиться, то он и не обратит на тебя большого внимания, - говорила Лиза".
Развязка обострила отношения сестер:
"Лиза только что спустилась вниз и стучалась в дверь нашей комнаты, которую заперла за собой Соня. 
- Соня! - почти кричала она. - Отвори дверь, отвори сейчас! Мне нужно видеть тебя... 
Дверь приотворилась. 
- Соня, что le comte пишет тебе? Говори!  Соня молчала, держа в руках недочитанное письмо. 
- Говори сейчас, что le comte пишет тебе! - повелительным голосом почти кричала Лиза.  По ее голосу я видела, что она была страшно возбуждена и взволнована; такой я никогда еще не видела ее. 
- Il m'a fait la proposition (Он мне сделал предложение), - отвечала тихо Соня, видимо испугавшись состояния Лизы и переживая, вместе с тем, те счастливые минуты спокойного удовлетворения, которое может дать только взаимная любовь. 
- Откажись! - кричала Лиза. - Откажись сейчас! - в ее голосе слышалось рыдание. 
Соня молчала".

Софья Толстая

Тем временем Татьяна тоже "входила в возраст". Помните отрывок с первым поцелуем Наташи?
"– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и провела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она. Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал. – Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх. – А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья. Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая. Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи, и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы. Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа. – Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки".

Война и мир

А вот как было на самом деле:
"...Я тоже не хотела отставать от нее и говорила ей о своем увлечении к cousin Кузминскому.
- Ты знаешь, Соня, мы ведь объяснились с ним....Мама послала меня принести накидку, и мы побежали с Сашей Кузминским в спальню за перегородку; было темно, и только свету, что лампада горела. Я отворила шкап, а там в углу сидит моя Мими. Мама припрятала ее. Я взяла ее и поцеловала, а он засмеялся.
- Бедная Мими, - сказала я, - я теперь мало играю с ней, а ей головку переменили, старая разбилась. Я с ней прощаюсь, а ты вот венчался с ней и не прощаешься. Простись сейчас же. И я подставила ему куклу. - Поцелуй ее.
А он отстранил ее. Я взяла ее руки, обвила ими его шею и молчу, и он молчит и смотрит на меня.
- Ну целуй ее, - говорила я.
А он через голову Мими нагнулся ко мне близко, близко и поцеловал меня, а не Мими. И нам обоим стало очень неловко.
Он помолчал и говорит: - Через четыре года я кончаю училище, и тогда...
- Мы женимся? - перебила я его.
- Да, но теперь "этого" делать не надо".
Детское кокетство переродилось в привязанность. Казалось, дело шло к свадьбе, но шестнадцатилетняя Татьяна увлеклась другим. Его звали Анатоль - Анатолий Шостак.
"Ухаживание Анатоля, как и мое увлечение, стало всем заметно. Я никогда не умела скрывать своего чувства. Да и не старалась. Я шла в сад, потому что знала, что он пойдет за мной. Когда мне подавали оседланную лошадь, я знала, что именно его сильная рука подсадит меня на седло. Я слушала его льстивые, любовные речи, я верила им, и мне казалось, что только он один, этот блестящий, умный человек, оценил и понял меня. Кроме того, мне льстило то, что он считал меня за большую.
Соня говорила мне:
- Таня, что с тобою? Твое увлечение Анатолем всем заметно. Левочка намедни говорил: "Ах как жаль ее! Он не стоит ее, он опасен для таких девочек"".
Анатолий признался Татьяне в любви, сорвал несколько поцелуев и заметил, что с радостью женился бы на ней... если бы не был так беден. Увы, толком романа не вышла: вскоре ухажер был практически выставлен недолюбливавшеми его Толстыми за дверь. С горя Татьяна сблизилась с братом Льва Николаевича, Сергеем, который еще за несколько лет до того говорил: "Подожди жениться, Левочка, мы женимся с тобой в один и тот же день, на двух родных сестрах".  Разумеется, это была шутка: подобный брак церковью формально был запрещен.

Сергей Толстой:
Сергей Толстой

Будучи старше мадемуазель Берс на двадцать лет, Сергей долгое время жил с цыганкой Марией, родившей ему нескольких детей, однако увлекся девушкой не на шутку. "Сестре моей не было еще 16-ти лет, - писала потом Софья. - Смелая, быстрая, с прекрасным голосом, кокетка и ребенок в то же время, она прельщала всех и в том числе Сергея Николаевича". Он сделал ей предложение, но свадьбу решили отложить на год - до восемнадцатилетия невесты.
И она не состоялась: метания Сергея между Татьяной и Марией сделали свое дело, оскорбленная Таня вернула "жениху" обещание. А после металась, страдала, пила яд... и вышла замуж за Кузминского. Невесте было 21, жениху - 24. Из-за родства (они были кузенами), пришлось искать священника, который согласится их обвенчать. А в день свадьбы состоялась невероятная встреча: когда Татьяна с Александром ехали в церковь, то по дороге встретили коляску с Сергеем Толстым, который в тот же день договаривался с батюшкой о свадьбе со своей "цыганкой".
Молодой муж ревновал жену к ее прошлому (вероятно, не зря, так как в воспоминаниях Софьи можно найти: "Любила моя сестра Сергея Николаевича более чем кого-либо в жизни, и осталось это чувство у нее навсегда.";), к Толстым (до замужества Татьяна сильно сблизилась со Львом Николаевичем, поскольку его жена была постоянно беременной и не могла составлять ему компанию), к "Войне и миру", наконец:
"К нам ездил Башилов. Он просил меня позировать несколько сеансов. Он хотел написать мой портрет масляными красками. Но тут как раз приехал муж и торопил ехать домой.
Башилов имел неосторожность сказать мужу: "Мне заказаны картинки для "Войны и мира", и Лев Николаевич пишет мне: "Для Наташи держитесь типа Тани".
Этого было вполне достаточно, чтоб не оставаться в Москве лишние дни: муж без того уже не терпел, когда кто-либо заикался об этом сходстве".
А сходство не было тайной ни для кого из знакомых. Еще вскоре после свадьбы Софья рассказывала сестрам: "Девы, скажу вам по секрету, прошу не говорить: Левочка может быть нас опишет, когда ему будет 50 лет. Цыц, девы!"

Татьяна Берс

Ждать долго не пришлось. Еще Сергей замечал:
"- Вот Левочка теперь вас описывает, - насмешливо улыбаясь, сказал он. - Увидим, сумеет ли?
- Как? Неужели? Не может быть! - воскликнула я. - Ради Бога, скажите ему, чтобы он историю с Анатолем не описывал, - чуть не со слезами молила я его. - Ну, пожалуйста, скажите. И как папа будет сердиться... Вы знаете, Левочка все выспрашивал меня про Петербург. Я, хотя и не говорила ему всего, но ведь он насквозь все видит. Я думала, что он из участия меня расспрашивает. Это не хорошо с его стороны.
Сергей Николаевич успокаивал меня:
- Левочка ничего не напишет, что бы могло вредить вам, я в этом уверен. Да дурное и не пристанет к вам".
А родные подтрунивали:
"Отец... смеясь сказал мне:
- Ну, Таня, берегись, тебе достанется от Льва Николаевича. Он таких вертушек, как ты - не любит!
- Я не вертушка, - обиженно сказала я, - я - живая".

Татьяна Берс

После того, как была прочитана вслух первая часть романа, Татьяна писала в письме бывшему ухажеру Софьи, другу детства барышень Берс: "Какая прелесть начало этого романа! Скольких я узнала в нем. Описание вечера у А.П. Шерер очень понравилось. Особенно насмешило своим юмором сравнение Анны Павловны, как хозяйки дома, с хозяином ткацкой мастерской. Когда будете читать, заметьте. Про семью Ростовых говорили, что это живые люди. А мне-то как они близки! Борис напоминает вас наружностью и манерой быть. Вера - ведь это настоящая Лиза. Ее степенность и отношения ее к нам верно, т. е. скорее к Соне, а не ко мне. Графиня Ростова - так напоминает мама, особенно как она со мной. Когда читали про Наташу, Варенька хитро подмигивала мне, но, кажется, что никто этого не заметил. Но вот, будете смеяться: моя кукла большая Мими попала в роман! Помните, как мы вас венчали с ней, и я настаивала, чтобы вы поцеловали ее, а вы не хотели и повесили ее на дверь, а я пожаловалась мама. Да, многое, многое найдете в романе; не рвите моего письма, пока не прочтете романа. Пьер понравился меньше всех. А мне больше всех, я люблю таких".

А.Николаев, семейное счастье Пьера и Наташи (другие иллюстрации можно посмотреть вот в этом посте):
Война и мир

А еще (как будто Наташи было мало!) Татьяна вдохновила не только Толстого. Свое известное стихотворение посвятил ей А.Фет:
"Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней.
Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,
Как и сердца у нас за песнию твоей.
Ты пела до зари, в слезах изнемогая,
Что ты одна - любовь, что нет любви иной,
И так хотелось жить, чтоб только, дорогая,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой.
И много лет прошло, томительных и скучных,
И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь.
И веет, как тогда, во вздохах этих звучных,
Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - любовь,
Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки,
А жизни нет конца, и цели нет иной,
Как только веровать в ласкающие звуки,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой".

Яркая была женщина! Такая похожая и одновременно такая разная с юной "графинюшкой", воплотившей в себе представления Толстого о настоящем "тихом женском счастье".


Кросспост в сообществе обо всем, связанном с книгами, [info]books_labirint 

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1860

11:57 

Экзамен в кулинарной школе



У плиты.

Кулинарная школа была при обществе распространения практических знаний между образованными женщинами в Москве. Общество было создано в 1887 году. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона ( том XXIA, стр. 611, 1897 г.и.) о нём сообщается, что оно "содержит посредническое бюро, постоянную выставку работ и семь школ (кройки, кулинарную, рисования,счетоводства)".Размещалось же это общество с 1910 года в доме №13 на Никитском бульваре. Фото А.И. Савельева из журнала Искры №21 за 1910 год.




Приготовление блюд к экзаменационному завтраку.



Приготовление мороженого.



Кулинар Н.И.Иванов экзаменует учениц.



Экзаменационный завтрак.




@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910

11:17 

Ксения Глыбовская "Снег выпал"



Фотоэтюд. Из журнала Искры, 1911, №50.

@темы: 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

20:08 

Дачница



Из журнала Искры, 1910, №23. Автор рисунка, к сожалению, не указан.

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро

00:15 

Антикварные гравюры мод

Французские гравюры  мод
Magasin des Demoiselles
1850-е годы

Полный каталог смотрите здесь
продажа возможна в Москве, а также почтой по предоплате
цена от  2500 р.
¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1853 ¦¦¦-¦+, ¦-¦¦TВTП¦-TАTМ¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1854 ¦¦¦-¦+, TП¦-¦-¦-TАTМ ¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1854 ¦¦¦-¦+, ¦¬TО¦¬TМ

¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1855 ¦¦¦-¦+, ¦-¦-TАTВ¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1855 ¦¦¦-¦+, TП¦-¦-¦-TАTМ ¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1855 ¦¦¦-¦+, ¦-¦-¦¦
 
¦УTА¦-¦-TОTА¦- Magasin des Demoiselles, 1854-1855 ¦¦¦-¦+

@темы: 1850, объявления, я все необычное люблю, в стиле ретро, ссылки

06:55 

подборка скульптурных изображений танца эпохи арт-нуво


Loïe Fuller
Hoetger, Bernhard

 










Loïe Fuller
François- Raoul Larche

 






Loïe FULLER

Léo LAPORTE-BLAISIN




 Jugendstilplastik

("Пластика молодості/ пластика арт - нуво";)

Hoetger, Bernhard





Танок троянд (Rosentanz)
Ville Vallgren










Tanzerin

Franz von Stuck




Tänzerin
Rudolf Belling



Loïe Fuller La Danse du Lys
Rivière, Théodore Louis Auguste

и вдохновительница многих




@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро

17:56 

Надежда Плевицкая (1884-1940). Русская народная певица.

«В жизни я знала две радости:
радость славы артистической
и радость духа,
приходящую через страдания…»
1929г.

 

 

«Курским соловьем» называл ее государь.

«Мой родной жаворонок»- Шаляпин.



У нее было деревенское детство в бедной многодетной семье, в избе под соломенной крышей. 

А затем блеск подмосток России, Европы, Америки.

Триумф и одновременно огромное человеческое испытание.
Испытание души вчерашней простолюдинки, ставшей богатой светской дамой.



С ней пел Собинов, ей аккомпанировал Рахманинов, ее наставлял и учил Станиславский.
Она оказала большое влияние на музыкальную культуру. У нее учились многие певцы, заимствовали репертуар.
Слава Плевицкой в России начала века - была огромна. Ей стоя аплодировали переполненные залы театров и консерваторий.
Она знала толпы поклонников и море цветов.

Клевета. Арест. Смерть.

Судьба певицы и ярка и трагична как судьба страны.  

Здесь можно послушать ее народные песни -
 http://musicmp3.spb.ru/artist/nadezhda_plevitckaya.html

 



@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1930, 1920, 1910

17:55 

Фотограф Диана Арбюс (англ. Diane Arbus, 1923—1971)

250px-Diane-Arbus-1949
под катом ню.

Диана Арбюс (англ. Diane Arbus, 1923—1971) — американский фотограф российско-еврейского происхождения. Каталог работ Арбюс, выпущенный журналом Aperture, является одним из самых раскупаемых в истории фотографии.
Диана Арбюс (урождённая Диана Немеров) родилась 14 марта 1923 года в районе Гринвич города Нью-Йорк, США в семье по фамилии Немеровы и росла вблизи престижных нью-йоркских районов Парк-Авеню и Центрального Парка.

Её семья владела меховым магазином под вывеской Russeks (девичья фамилия матери Дианы) на пятой Авеню, где вместе с настоящим мехом продавались подделки под одежду знаменитых дизайнеров, вроде Chanel. Отец Дианы был главным вдохновителем этого бизнеса, настоящим трудоголиком: работа занимала почти всё его время, в остальном он редко участвовал в жизни семьи и имел множество романов на стороне. Мать Арбюс занималась в основном шоппингом и разговорами по телефону и часто была недоступна для собственных детей. Воспитание детей было поручено няням (у каждого ребёнка была своя). Диана с самого детства была очень близка со своим старшим (на три года) братом Говардом (Говард Немеров позже стал известным поэтом); своей младшей на пять лет сестре Рене, ставшей позже дизайнером интерьеров, Диана была как мать.

В 1930-е годы Диана посещала Школу этической культуры (Ethical Culture School), а чуть позже — Филдстонскую школу (Fieldston School), где и были впервые замечены её таланты к изобразительному искусству. Таланты эти всячески поощрялись отцом Дианы: он специально просил личного иллюстратора Russeks, Дороти Томпсон, регулярно заниматься с Дианой. Мисс Томпсон изучала изобразительное искусство на курсах известного берлинского художника, графика и карикатуриста Георга Гросса; позже Арбюс не раз признавалась в своей любви к его творчеству. В 1937 году Диана встречает будущего актёра Аллана Арбюса и немедленно изъявляет желание выйти за него замуж. Дабы помешать этому, родители Дианы отсылают её в 1938 году на летние курсы в Каммингтонскую школу искусств, где Диана знакомится с Алексом Элиотом (Элиот в 1947 году займёт пост художественного редактора журнала Time). Алекс Элиот стал второй большой влюблённостью Дианы.

32835024_ec8b_112

В 1941 году восемнадцатилетняя Диана против воли родителей выходит замуж за Аллана Арбюса. Замужество казалось Диане единственной возможностью сбежать из-под влияния родителей. У супругов родились две дочери: Доон (в 1945) и Эми (в 1954). Диана проводила с ними очень много времени. Чтобы прокормить семью, Аллан работал на двух работах продавцом, а параллельно пытался подрабатывать фотографом, хотя всю жизнь мечтал играть в театре и кино, но из-за семейных обязанностей от этой своей мечты Аллану пришлось отказаться. В 1943 году Аллан Арбюс закончил армейские курсы фотографов.

Diane_Arbus
Автопортрет

Под влиянием и с помощью мужа Диана в 1946 году становится фотографом моды: первые заказы она получает от своего отца, который частично помогает с финансированием их фотографического оборудования. В 1947 году супруги были представлены руководству издательства Конде Наст: здесь им было поручено сделать для журналов Vogue и Glamour серию фотографий о пуловерах.

В своей совместной работе Аллан всегда отвечал за сам процесс съёмки и технические стороны; Диана же выступала как автор концепции съёмки, стиля. Благодаря их невероятной слаженности при работе их часто принимали за кузена и кузину. Фэшн-фотография тех лет очень сильно ориентировалась на цветовые нюансы, неподвижность и жёсткую освещённость, однако чета Арбюс всегда выступала за неформальный подход к процессу. В своей работе они пытались сломать устоявшиеся рамки модной фотографии. В 1951 году они целый год путешествуют по Европе. Диана открывает для себя возможность самовыражения и выражения своего видения мира с помощью фотографии. Вместе с мужем она готовит свои фотоработы для парижского Vogue. В середине 1950-х Арбюсы знакомятся с Ричардом Аведоном, который уже тогда был образцовым фотохудожником. Долгое время Диана и Аведон оставались друзьями и почитателями работ друг друга. Однако сама Диана была недовольна своими работами.

В это время у неё обостряются тяжёлые депрессии, которые с некоторыми перерывами заставляли её страдать с самого детства. Неудовлетворённость достигнутым в работе усиливает боли. Аллан поддерживает свою жену, однако после очередного нервного срыва в 1957 году они решают перестать работать вместе. Диана начала работать самостоятельно, в то время как Аллан продолжал вести дела их студии. Но после профессионального разрыва спустя год последовал и личный. Диана и Аллан продолжали оставаться друзьями, и развелись лишь в 1969 году, когда Аллан захотел жениться во второй раз.

Диана в одиночку пытается найти свою тему в фотографии. Она посещает несколько мастер-классов известных фотографов, однако по большей части остаётся недовольна. На курсах австрийского фотографа Лизетты Модел, ставшей знаменитой благодаря своим портретам из ночной жизни города, она слышит предложение мадам Модель «фотографировать экстремальное». Как следствие, Диана в поисках натуры для подобного «экстремального» обнаруживает несколько нью-йоркских клубов с трансвеститами, где находит своих первых моделей.

В конце 1950-х годов Диана Арбюс представляет ряду журналов свои первые работы на новую для себя тему.

56808525_DianeArbusCustom

56807809_arbus_hand_grenade

2345260991_1c06681f4c

diane_arbus_17

Знаменитый писатель Норман Мейлер, увидев первые работы Арбюс, сказал: «Давать Арбюс камеру — всё равно что разрешить ребёнку играть с гранатой».

В десятилетие между 1960 годом и вплоть до своей смерти в 1971 Диана Арбюс зарабатывала себе на жизнь в основном в качестве свободного фоторепортёра для различных журналов. Никаких других возможностей заработать денег фотографией в то время не имелось: музеи и галереи той эпохи ещё не открыли для себя этот вид искусства как приносящий прибыль и интерес публики. Собственно, как вид искусства фотография вообще не воспринималась. Практически все фотографы того времени вели по сути двойную жизнь: пять дней в неделю они делали фотосъёмки для газет и журналов, а на выходных занимались тем, что в их понятии подразумевалось под творчеством.

Диана Арбюс была одной из самых смелых, кто пытался (причём успешно) навязать заказчикам авторское видение и свой собственный стиль в фотографии. Успех был во многом обусловлен и тем, что многие вещи, которые она запечатлевала, становились доступными остальному зрителю исключительно благодаря её статусу репортёра прессы. Одновременно с этим во многих изданиях того периода растёт готовность к эксперименту: одними из первых таких изданий для Арбюс стали журналы Esquire и Harper’s Bazaar: здесь не побоялись в своё время перейти от литературных произведений к жанру репортажа, и работы Арбюс оказались очень кстати. Вслед за этими изданиями публиковать работы Арбюс начали New York Times, Sports Illustrated, Show, Herald Tribune и другие. После её первых работ для Esquire (под названием «Вертикальное путешествие») и Harper’s Bazaar («Завершение круга») в течение 11 лет было опубликовано более 250 её журнальных работ и свыше 70 снимков для газетных статей. Зачастую Диана работала и над текстами статей.

56808076_diana13

56810273_arbus_untitled1

56828519_Diane_Arbus_seated_man

Большое влияние на Арбюс оказал вновь открытый в 1961 году после долгого забвения фильм Тода Броунинга «Уродцы» (Freaks, 1932), в котором снимались наряду с обычными актёрами циркачи с экстремальными физическими отклонениями. Впоследствии Арбюс приложила значительные усилия, чтобы познакомиться с такими людьми, добиться их доверия и согласия позировать для фотосессий.

В 1963—1966 годах её деятельность была поддержана Музеем Гуггенхайма. С 1968 года Диана регулярно работает с журналом Sunday Times Magazine. Этот журнал совместно с другим популярным изданием Nova решает в 1970 году пожизненно финансировать жизнь Дианы Арбюс в Англии. В том же году Диана начинает работу над своей знаменитой серией о людях с физическими уродствами, получает Премию Роберта Льюиса от Американского общества журнальных фотографов, однако в этот период её здоровье начинает стремительно ухудшаться. После перенесённого в 1966 и 1968 годах гепатита у Дианы обостряются приступы депрессии и, несмотря на длительные курсы терапии, боли усиливаются. Упомянутая ранее Лизетта Модел однажды высказала мнение о том, что Арбюс страдала одним из видов шизофрении. Причина болезни могла крыться в обсессивных и неразрешимых ожиданиях от работы, которые питала Диана. 26 июля 1971 года Диана Арбюс приняла большую дозу барбитуратов и вскрыла себе вены на руках.

56814612_diana5

56808310_arbus_twins

56813731_diana111
Диана Арбюс

dianearbus-21
Диана Арбюс

Темой творчества Арбюс были сюрреальность, больные и покалеченные люди в их повседневности. Она фотографировала тех, кто по мнению общества, являлся его аутсайдерами: трансвеститов, карликов, проституток, душевно и физически ущербных людей. Запечатлевала Диана и обычных людей, однако её камера всегда придавала их позам некую отчуждённость, неспокойность. Арбюс никогда не принуждала своих персонажей к позированию, а всегда давала им пространство и время, для того, чтобы те нашли своё место перед её камерой. Фотографии Арбюс нельзя назвать ни постановочными фотографиями, ни произвольной съёмкой, однако всегда в её кадре возникали образы гротескные, отталкивающие и необычные даже в повседневности. В создании атмосферы непривычного из самого повседневного Арбюс развивала подход Р. Ю. Митъярда.

Арбюс с 1962 года использовала в съёмке марку Rolleiflex, что приводило в процессе работы к увеличению негативов с формата 35 мм до размеров 6х6 см. Этот пассивный квадратный формат соответствовал её центрированной в композиционном смысле манере съёмки, и негатив оказывался наполненным большим количеством деталей. Диана Арбюс всегда ориентировалась на работу в студии: выбор подходящей камеры, освещения объекта и строго продуманная композиция противоречили принципу «случайной композиционности», которого придерживалась Арбюс. Её работы, с необычным светом и тенью, в своей эстетике «мгновенности кадра» всегда противопоставлялись господствовавшей тогда философии идеально выстроенного кадра.

109DianeArbusRevelations

В 2006 году вышел художественно-биографический фильм о Диане Арбюс «Мех» с участием Николь Кидман и Роберта Дауни-мл. Картина с бюджетом 12 млн долларов выпущена в ограниченный прокат в США 10 ноября 2006 года. В российских кинотеатрах фильм так и не появился, вышел сразу же на DVD.

Статья из Википедии.



@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро

17:54 

Balenciaga, 1960-е

Хочу предложить Вашему вниманию очень редкие фотографии первой японской манекенщицы Хиноко Мацуморо в моделях Balenciaga. Из собрания коллекционера Александра Васильева.

   




@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро

23:51 

Марлон Брандо. Секс-символ нашего и своего времени




Красивый, абсолютно непредсказуемый, жестокий и благородный одновременно, Марлон Брандо пронесся по жизни бурным вихрем, оставляя за собой шлейф скандалов, незаконнорожденных детей, разводов и семейных трагедий. Пресса прозвала его "дикарем".
В 10.45 16 мая 1990 года оператор службы "911" Лос-Анджелеса ответил на телефонный звонок. "В моем доме произошло убийство",- глухо произнес мужской голос на другом конце линии.
- Сэр, назовите, пожалуйста, свое имя и адрес, - оператор приготовился записывать. После секундной паузы голос раздался снова:
- Мое имя - Марлон Брандо.

Через полчаса Кристиан Брандо, старший сын знаменитого актера, уже отвечал на вопросы полиции. "Я не хотел его убивать, - говорил он. - А если бы захотел, то просто вывез бы этого ублюдка за город и размозжил ему голову бейсбольной битой". Картина случившегося постепенно прояснялась. Когда Брандо-младший приехал домой, его сестра Шеен - она была уже на восьмом месяце беременности - зашла к нему в комнату и, расплакавшись, стала жаловаться на своего жениха Дэга Дроллета. Кристиан был изрядно навеселе - ни минуты не раздумывая, он схватил пистолет сорок пятого калибра и отправился "разобраться с подонком". "Я только хотел проучить его за постоянные издевательства над сестрой. Потом между нами завязалась драка, и я нечаянно нажал на курок", - оправдывался Кристиан.
Вряд ли эта история обернулась бы громким скандалом, если бы не странная фраза Шеен Брандо, которую, но словам очевидцев, она произнесла за минуту до того, как отец сгреб ее в охапку и увез в аэропорт: "Это не несчастный случай. Это убийство!" Нельзя сказать, что многочисленное семейство Брандо вело тихую и добропорядочную жизнь, как раз наоборот. Но убийство - это было уже чересчур.

..."Моя мать не очень заботилась о нас - ее больше волновало, где бы хорошенько надраться. А отец, казалось, весь состоял из алкоголя, тестостерона, адреналина и гнева. Разговаривать с ним о чем-нибудь было себе дороже", - так однажды описал свое детство Марлон Брандо. Увы, все именно так и было. Брандо-старший, уважаемый в их городке торговец строительными материалами, содержал семью в достатке и считал, что этого довольно. Его жена, Доди, когда-то мечтавшая о театральной карьере, проводила дни в тоске, которую заливала виски. "Мама была для меня почти всем. Я так старался... Приходил домой из школы - а там никого не было. Потом звонил телефон, и кто-то говорил: "Слушай, парень, у нас здесь в баре твоя мать... Ты бы пришел, забрал ее, что ли".

Школу Марлон так и не окончил и вскоре перебрался к старшей сестре Фрэнсис в Нью-Йорк Работал водителем грузовика, диспетчером лифтов, продавцом лимонада, жил то там, то сям. Потом поступил в театральную школу и начал играть во второсортных пьесках. Такая жизнь юного Брандо вполне устраивала. Денег более-менее хватало, да и с девчонками проблем не было. "Он был самым чувственным парнем, которого можно себе представить, его природный магнетизм просто обезоруживал!" - рассказывали о нем бывшие подружки по театральной школе. Марлон же тем временем наслаждался свободой и вел жизнь богемного чудака - брал уроки психологии, истории искусств, разговорного французского, ночи напролет стучал на тамтаме (так что соседи неоднократно вызывали полицию), отвечал на телефонные звонки разными голосами и плакал, смотря "Бэмби". Все его имущество состояло из барабана, проигрывателя, красного пианино и пары книг, а гардероб - из майки и голубых джинсов.
Таким его и увидел драматург Теннесси Уильямс - он как раз подыскивал актера на роль Стэнли Ковальского в пьесе "Трамвай "Желание". Роль Брандо получил сразу же. Через пару месяцев в шутейной драке за кулисами Марлону сломали нос, тот неправильно сросся - и у нового поколения американцев появился новый секс-символ.

Брандо попал в Голливуд, но киношникам оказалось непросто сработаться с чудаком, который демонстративно бросал вызов всем обитателям "фабрики грез". На родину гламура "дикарь" приехал в потертых джинсах, футболке и дырявом пиджаке. Он не умел себя вести, да, по правде сказать, и не желал забивать себе голову подобной чепухой. Брандо все делал не так. Хамил именитым журналистам, был невежлив с продюсерами, предпочитал мотоцикл "ягуару", а простых домработниц - их именитым госпожам. О "тупице", как его прозвал голливудский свет, судачили газеты, а он не уставал давать для этого все новые поводы.

Молодая Америка между тем буквально молилась на своего нового кумира. Подростки подражали его жестам и походке, футболка и потертые джинсы стали самой модной одеждой. А Голливуд негодовал: как этот "деревенщина", не умеющий держать вилку с ножом, не знающий нужных людей, позволяющий себе идиотские высказывания в адрес киноэлиты, смог так быстро прорваться к славе?!

...Работающий на полную мощность обогреватель, пишущая машинка, разбросанные повсюду фотоаппараты, магнитофоны, одежда, недоеденные бутерброды, книжки по йоге, дзену, технике медитации (Брандо утверждал, что ни разу в жизни не прочитал ни одного художественного произведения) - так, по словам очевидца, выглядела гримерная Брандо на съемках картины "Сайонара". Поначалу Марлон был исполнен энтузиазма - еще бы, любовь американца к восточной женщине, его любимый конек! - но сразу после начала съемок настроение "дикаря" безнадежно испортилось. "Сайонара"? Любовная фигня, которая задумывалась как серьезная картина о Японии... Какая, в сущности, разница? Я работаю только ради денег". Продюсеров от таких "нерекламных" высказываний просто передергивало. Но Брандо, похоже, было на это плевать. "Они никогда в жизни не сделают честной картины! - восклицал он на каждом шагу. - Я снимаюсь лишь потому, что недостаточно морально силен, чтобы отказаться от денег!"
Все штатные голливудские красотки начали охоту за молодым "дикарем". Марлон же лишь презрительно от них отмахивался. Гораздо больше его привлекали простые девушки с латинской или азиатской кровью, кожей оливкового цвета, живыми глазами и природной грацией. "В них нет этой чертовой голливудской фальши, - неизменно отвечал "дикарь" на вопросы любопытных. - Они настоящие".

На фоне совершенно одинаковых голливудских кинодив молодая индийская актриса Анна Кашфи и вправду выглядела обворожительно. Длинные черные волосы, бездонные глаза, смуглая золотистая кожа - не обратить внимание на эту восточную красавицу молодой "дикарь" просто не мог. К тому же Анна покорила Брандо своими романтическими рассказами об Индии, о годах, проведенных на берегу Ганга, о философии и древней мудрости Востока. "Дикарь" был сражен наповал - он встретил ту единственную и неповторимую "настоящую" женщину, о которой мечтал.

Хотя церемония бракосочетания была окутана завесой секретности, следующий же день преподнес Брандо неприятный сюрприз. Рабочий из Уэльса Вильям Патрик 0'Каллэган объявил всему миру, что Анна никакая не индианка, а его дочь, родившаяся в Индии, когда он работал там на железных дорогах. Вначале она стала моделью, потом отправилась завоевывать Голливуд.

Брандо хранил молчание - лишь с каким-то мазохистским остервенением читал в таблоидах едкие комментарии и остроты в свой адрес: "Длительные поиски "настоящей" женщины, которые вел мистер Брандо, наконец-то увенчались успехом!", "Старлетка провела падкого до экзотики тупицу!" и так далее в том же духе. "Анна влюбилась в Марлона без памяти и, зная его страсть к восточным женщинам, была готова пойти на все, чтобы стать его женой, - вспоминала ее подружка. - Конечно, это обман, но ведь она уже была от него беременна!"
Созданная посредством женской хитрости семья просуществовала недолго. За неделю до первой годовщины свадьбы Анна Кашфи объявила, что подает на развод. "Жизнь с Брандо похожа на скачки, - призналась она прессе. - Короткие вспышки сумасшедшего влечения - и долгие периоды скуки и безразличия. Я не могу больше выносить его странного образа жизни". Анна рассказала на процессе, что через месяц после свадьбы застала мужа в постели с какой-то азиатской красоткой; на требование Анны убираться из их спальни та запустила в нее ночником. "Марлон твердит, что хочет настоящей жизни, а сам вечно витает в мире своих иллюзий. Когда он снимался в "Сайонаре" - я должна была стать гейшей. Потом Марлон получил роль нацистского офицера - и наш дом превратился в какой-то Освенцим. Это не может больше продолжаться".

Едва получив развод, Брандо снова женился - словно ему хотелось доказать себе и всему миру, что ошибка с браком - лишь досадная случайность. Но и этот брак оказался весьма скоротечным. Актрису Мовиту Кастенаду, которая к моменту разбирательств уже успела родить ему сына Мико, сменила вьетнамка Франс Нгуен. Ее в свою очередь - пуэрториканская актриса Рита Морено... В конце концов поиски "настоящей" женщины привели Брандо на Таити, где он должен был сниматься в картине "Мятеж на "Баунти".

Брандо предстояло выбрать себе в партнерши одну из шестнадцати молоденьких девушек. Просмотр проходил весьма оригинально - Марлон по очереди уединялся с каждой из претенденток в комнате отеля. Наконец выбор пал на Тариту Териипай. До своей неожиданной актерской карьеры она работала посудомойкой (к слову, в этом же отеле). Как и следовало ожидать, вскоре Тарита подарила Марлону сына, Теоту.

Брандо снова был счастлив - вместе с Таритой они гуляли ночи напролет, занимались любовью, наслаждались жизнью. Иначе чувствовал себя шестидесятишестилетний ветеран Голливуда режиссер Льюис Майлстоун. Во-первых, Брандо появлялся на съемочной площадке с красными от недосыпания глазами и абсолютно не знал текста. Во-вторых, Майлстоун привык диктовать актерам, что надо делать, и командовать: "Мотор!" С Брандо такой метод был заранее обречен. "В один прекрасный день он вздумал переехать на виллу в пятидесяти километрах от съемочной площадки - нам потребовалось шесть тысяч долларов, чтобы удовлетворить эту прихоть. Надо было или идти во всем у него на поводу или плюнуть и уйти с площадки", - жаловался режиссер. В конце концов он выбрал второе. И пока Майлстоун сидел в гримерке, листая журналы, финальные сцены фильма снимались без его участия, под диктовку самого Брандо. Причуды "дикаря" стоили студии $ 6 миллионов и нескольких лишних месяцев работы.
Когда "Мятеж на "Баунти" вышел в прокат, он оправдал самые худшие ожидания. Режиссеры и студии стали бояться связываться с "дикарем", который, вместо того чтобы работать, окружал себя сладкими мулатками, но не способен был запомнить ни строчки из сценария. Однако Брандо, судя по всему, это положение дел абсолютно не расстроило. "Мне вообще не особенно нравится сниматься - но в какой, скажите, профессии, можно получать большие деньги за подобное дурачество?" - пожимал он невозмутимо плечами. К тому же поддерживать репутацию бунтаря у Марлона отлично получалось и вне Голливуда. Скандал следовал за скандалом...

Брандо принимает участие в громких маршах за расовое равноправие, встречается с представителями Национального конгресса американских индейцев и обвиняет государство в ущемлении их прав. "Говорят, что индейцы необразованны. Напротив - они слишком образованны. В страданиях и притеснениях", - вещает "дикарь" со страниц газет. Он участвует в похоронной процессии лидера "черных пантер" Джеймса Хаттона, застреленного полицией. В мемориальной речи Брандо говорит: "Вы слушаете белых уже четыре сотни лет, и они до сих пор не сделали вам ничего хорошего". Полиция предъявила Брандо иск в $ 25 миллионов за клевету.

В это же время Брандо наконец удалось оформить опекунство над старшим сыном - его борьба с Анной за судьбу Кристиана не прекращалась со дня развода. Однажды шестилетний Кристиан позвонил в полицию и сказал, что "мама заболела". Анну, принявшую слишком большую дозу наркотиков, обвинили также и в сопротивлении аресту. На судебных слушаниях публика узнала немало интересного о личной жизни актера. Анна же заклинала суд не отдавать ребенка Брандо, "чтобы он не жил в этой своре его незаконных детей и бесчисленных любовниц".
Хотя фильмы с участием Брандо один за другим терпели неудачу, его гонораров хватило, чтобы купить группу маленьких островков у берегов Таити. Там они жили вместе с Таритой, никак не оформляя своих отношений, - по местным обычаям этого и не требовалось. Брандо сиял от счастья: "На Таити все встает на свои места. Кокосовый орех - на пальме, рыба - в воде, если хочешь есть - пойди и добудь это". "Что вы хотите от "дикаря"?! - язвительно комментировали журналисты. Похоже, Брандо окончательно разочаровался в Голливуде. Критики в один голос пророчили ему скорый закат карьеры, сам же Марлон не торопился их в этом разубеждать.

Все изменилось в тот день, когда актер узнал, что Фрэнсис Форд Коппола готовится к экранизации "Крестного отца" по роману Марио Пьюзо. Брандо был уверен что сможет сыграть роль дона Корлеоне так, чтобы она получилась "честной". Правда, за эту возможность ему пришлось побороться: руководство "Парамаунта" весьма скептически отнеслось к скандальной кандидатуре "дикаря". Дошло до того, что Брандо - впервые после "Трамвая "Желание" - был вынужден отснять домашней видеокамерой свои пробы. Один из продюсеров, посмотрев их, воскликнул: "Прекрасно! Настоящий итальянец! А, кстати, кто это?"  Брандо утвердили на роль, и он был так поглощен работой, что умудрился ни с кем не рассориться, а о будущей картине, к изумлению продюсеров, высказывался лишь в превосходных степенях. "Крестный отец" побил все рекорды популярности. Руководство "Парамаунта" раздувало щеки и на радостях даже пообещало Брандо финансировать его проект картины об индейцах. "Триумфальное возвращение Брандо в Большой Голливуд!" - в один голос твердили лояльные критики. "Ну вот, нашего "дикаря" и приручили", - разочарованно сопели "независимые" комментаторы.

...Когда на церемонии награждения объявили, что "Оскар" присуждается Марлону Брандо за роль дона Корлеоне, на сцену поднялась молоденькая индианка Маленькое Перо. Она сообщила растерянной публике, что мистер Брандо отказывается принять приз в знак протеста против ущемления прав коренного населения континента...

После этого демарша Голливуд окончательно махнул рукой на строптивого "дикаря". Бертолуччи снимет Брандо в "Последнем танго в Париже" - и эта картина действительно станет последней значительной работой Брандо в кино...

"Дикарь" уединился на своем острове. Построил там испытательную станцию, где экспериментировал с энергией солнца и ветра. К тому же Брандо, всегда любивший сытно поесть, испытывал серьезные проблемы с лишним весом, поэтому попросту избегал показываться на публике. Почти за двадцать лет - до начала девяностых - он мельком появился лишь в нескольких фильмах. Покидать райские острова его заставляли лишь постоянные семейные неурядицы и проблемы с детьми...

"Брандо уверяет, что всегда давал собственным детям только лучшее. Но, как и все остальное, в силу своей ограниченности он делал это по-своему - неуклюже, глупо, самовлюбленно. И вот теперь ему приходится платить по счетам", - так отреагировала пресса на обстоятельства скандала 1990 года, когда старший сын Марлона Брандо был арестован по обвинению в убийстве жениха своей сестры Шеен.

"Наша семья постоянно меняла свои очертания, - жаловался Кристиан Брандо. - Частенько мне приходилось спрашивать у сидевшего за столом, кто он такой". Это неудивительно: к тому времени у Марлона Брандо родилось по меньшей мере 11 детей, самому младшему из которых было три года, а самому старшему - сорок. Пятеро из них - от трех жен Брандо, трое - от гватемальской домработницы Кристины, еще трое - результат случайных романов. Старший сын Брандо не любил ни отца, ни семью и именовал ее "компанией шизофреников". Знакомясь, Кристиан никогда не называл фамилии - "просто Кристиан". На это у него были свои причины.
Отец сделал все, чтобы дети не попали в шоу-бизнес. Они ни в коем случае не должны были стать частью этого безумия и лицемерия под названием "Голливуд", считал Брандо. Следуя этому убеждению, Марлон вел себя как настоящий тиран. Сыну предлагали сниматься в кино - Брандо звонил продюсерам и требовал прекращения переговоров. Кристиан, работавший по паре месяцев то строителем, то продавцом, то садовником, так и не нашел себе занятия по душе и постепенно начал спиваться. В доме, который снял для него отец, Кристиан не появлялся месяцами - друзья находили там лишь немытую посуду в раковине, брошюры Союза анонимных алкоголиков и журнал "Солдат удачи" возле кровати...

Не лучше обстояло дело и со старшей дочерью. На Таити она жила словно под домашним арестом. Отец не навещал Шеен по полгода и, казалось, совсем не замечал изменений, которые происходили с дочерью, - а того, что девушка принимает наркотики, мог не увидеть разве что слепой. В 1989 году, после очередного отказа отца взять ее с собой на континент, расстроенная Шеен села в джип, разогнала его до ста восьмидесяти километров, не справилась с управлением, и автомобиль слетел с дороги. На красоте Шеен Брандо можно было поставить крест - у нее оказалась сломана челюсть, оторвана половина уха, а лицо рассекли глубокие рваные шрамы. Брандо поместил дочь в самую престижную клинику Лос-Анджелеса и круглосуточно дежурил у ее постели. Хирурги отчасти поправили положение, но Шеен погрузилась в депрессию. Ее жених, Дэг Дроллет, появлялся все реже - в своих наркотических приступах ревности Шеен стала просто невыносима. К тому же и будущий тесть на дух не переносил Дроллета - Брандо пребывал в убеждении, что его дочь несчастна исключительно "из-за этого идиота". На свою беду Дэг приехал с невестой в Америку, где ей предстояла очередная пластическая операция. А через несколько дней мистер Дроллет был застрелен в доме Брандо в Лос-Анджелесе...

Нанятые Марлоном адвокаты попытались освободить Кристиана под залог и поручительство. Одним из поручителей выступил даже Джек Николсон. Но судья ответил отказом: следствие установило, что пулевые отверстия на теле расположены так, будто Кристиан намеренно целился в Дроллета, сидевшего к нему спиной. Никто из прислуги не слышал шума борьбы - только звуки выстрелов. Выяснилось также, что уже после убийства Брандо-старший передвинул всю мебель, пытаясь инсценировать драку. Допросить Шеен не удалось - сразу после трагедии отец лично отвез ее в аэропорт и отправил на свой остров возле Таити. Вскоре у девушки родился ребенок - малыша тотчас же пришлось отправить на детоксикацию: Шеен принимала наркотики всю беременность. Репортер одного из таблоидов, на свой страх и риск отправившийся на остров и нашедший там мисс Брандо, был ужасно напутан ее безумным видом и странным поведением. В конце короткого разговора, приложив палец к губам, Шеен Брандо заговорщицки прошептала журналисту: "Это папа подговорил Кристиана убить Дэга. Только, пожалуйста, никому ни слова!"

Кристиана Брандо приговорили к десятилетнему заключению за непреднамеренное убийство. Шеен (принимая во внимание ее психическое состояние) обязали жить на Таити под подписку о невыезде. Тем не менее через пару месяцев адвокаты Брандо убедили власти, что девушка нуждается в лечении в США. Брандо купил ей особняк в Лос-Анджелесе, откуда распорядился убрать все ножи и прочие острые предметы... "Что вы чувствуете?" - спрашивали репортеры Брандо, в очередной раз выходившего из зала суда. "Я не могу определить. Надо пройти через все это, чтобы почувствовать то же, что я", - отвечал актер.

...Хлопоты по вызволению семьи из беды стоили Брандо почти всего состояния. Он содержал пятерых адвокатов в Лос-Анджелесе, двух - в Париже, двух - на Таити, одного - в Лондоне, платил за юридические консультации профессору из Гарварда, оплачивал лечение Шеен от стресса в парижской клинике ($ 30 тысяч в месяц), тратился на бесконечные авиаперелеты (причем обычно Брандо оплачивал весь салон первого класса), на частных детективов, телохранителей... Наконец, дом в Лос-Анджелесе для больной Шеен...

Расходы были столь велики, что Брандо пришлось одолжить $ 1 миллион у Майкла Джексона - к тому времени один из его сыновей возглавил охрану певца. Чтобы поправить свое финансовое положение, Брандо был вынужден согласиться за $ 5 миллионов сыграть одну из ролей в фильме про Христофора Колумба. Еще столько же принесла ему автобиографическая книга "Песни, что пела мне мать".

Вскоре он снялся в комедии "Дон Хуан де Марко". Удивленные очевидцы рассказывали, что на съемках Брандо повесил на свой вагончик табличку "Входите без стука!" и вел себя невероятно дружелюбно. От прежнего затворника и вечно недовольного бунтаря не осталось и следа. Брандо был мудр, спокоен и благообразен. Он помирился с Кристианом (до ареста отец не разговаривал с ним несколько лет, презрительно называя сына "этот алкаш"), регулярно ездил к нему на свидания, стал больше общаться с другими детьми. Казалось, жизнь налаживается...

"Я все время думаю о Дэге и хочу быть рядом с ним", - Шеен твердила об этом так часто, что и врачи, и друзья, по правде говоря, перестали обращать внимание на ее слова. Утром в пасхальное воскресенье, спустя четыре года после смерти Дэга, Шеен Брандо сбежала из психиатрической клиники на Таити, повидала свою мать Тариту, брата Теоту, своего маленького сына Туки. Потом пошла в ванную, привязала веревку к потолочной балке, просунула голову в петлю и оттолкнула стул... Когда Марлону Брандо сообщили страшную новость, актер смог лишь произнести: "О нет, Боже, только не это!" - и, потеряв сознание, рухнул на пол.

Оригинал текста смотри тут.


@темы: 1950, 1960, 1970, 1980, я все необычное люблю, в стиле ретро

Музей Муз

главная