• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 1900 (список заголовков)
12:43 

Красавицы Кубы

В моем журнале много всего о Кубе. Здесь же хочу поделиться фотографиями кубинок прошлого и позапрошлого веков. Красивыми и не очень. :) Невесты, фотомодели и просто женщины.


1950-е годы, карнавал в Гаване.



Без даты, думаю, начало XX века.


1899 г., Гаванская семья.


1900 г., кубинка.


1926 г., невеста.


Календарик 1909 года.


1950-е гг., посадка в автобус.

Кубинские фотомодели, без даты, где-то 1950-е гг.:









1951 г., свадьба


Без даты и места.





@темы: 1890, 1900, 1910, 1920, 1950, я все необычное люблю, в стиле ретро

02:42 

Великая княжна Ольга Николаевна

    

Если бы карты легли на стол судьбы чуть-чуть по-другому, то эта голубоглазая умная девочка со вспыльчивым характером могла бы стать русской императрицей.  Теоретически могла, по большей части, конечно. Ситуация на начало XX века с появлением у Николая II только дочерей заставила его рассматривать в числе других возможность изменения закона о престолонаследии, чтобы дать возможность взойти на трон женщине.
Дальше разговоров, впрочем, дело не продвинулось: у царя родился наследник. Девочка Ольга тем временем росла и превращалась в интересную девушку, которая должна была бы стать женой короля или принца какой-нибудь европейской страны, рожать детей, заниматься благотворительностью и спокойно умереть на склоне лет в собственной постели, оставшись в памяти исключительно у историков и любознательных особ, состоящих в retro_ladies...
...Если бы те самые мифические карты не привели ее в подвал Ипатьевского дома, ранним июльским утром обменяв жизнь семьи последнего российского императора на бессмертие.

     

Ольга Николаевна родилась 3 ноября 1895 года, без малого через год после свадьбы Николая II и Александры и стала первой из их четырех дочерей.  Современные психологи сказали бы, что по характеру и способностям она была типичным старшим ребенком в семье.  "Характерными чертами у нее была сильная воля и неподкупная честность и прямота... Эти прекрасные качества были у нее с детства, но ребенком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива, " - писала в мемуарах Анна Вырубова.


Из-за этих черт Ольге доставалось больше всего нравоучений от матери.  "Да, старайся быть более послушной и не будь чересчур нетерпеливой, не впадай от этого в гнев. Меня это очень расстраивает, ты ведь сейчас совсем большая, - писала Аликс дочери. - Дитя мое. Не думай, что я сердито прощалась с тобой на ночь. Этого не было. Мама имеет право сказать детям, что она думает, а ты ушла с таким угрюмым лицом". "Девочка моя, ты должна помнить, что одна из главных вещей - быть вежливой, а не грубой и в манерах, и в словах. Грубые слова в устах детей - это более чем некрасиво. Всегда обдумывай свое поведение, будь честной, слушай старших..." "Старайся быть примером того, какой должна быть хорошая, маленькая, послушная девочка. Ты у нас старшая и должна показывать другим, как себя вести. Учись делать других счастливыми, думай о себе в последнюю очередь. Будь мягкой, доброй, никогда не веди себя грубо или резко. В манерах и речи будь настоящей леди. Будь терпелива и вежлива, всячески помогай сестрам."
 
        
 
"Ольга, дорогая, в комнате я или нет, ты всегда должна вести себя одинаково. Это не я за тобой смотрю, а Бог все видит и повсюду слышит, и это Ему мы должны, в первую очередь, постараться понравиться, делая все, что нужно, слушаясь своих родителей и тех, кто о нас заботится, и побеждая свои недостатки. Скажем, есть вещи, которые тебе нравится делать, но ты знаешь, что я их запретила — стремись их не делать, даже если мое запрещение кажется тебе странным и ты не понимаешь его причины, но я-то ее знаю и знаю, что это для твоей пользы. Быстрее выполняй мои распоряжения, а не тяни время, чтобы посмотреть, делают ли другие".

   

Жильяр вспоминал: "Мать, которую они обожали, была в их глазах как бы непогрешима; одна Ольга Николаевна имела иногда поползновение к самостоятельности." В одном из писем уже в период войны Александра сетовала Николаю: "О. всегда очень несочувственно относится к каждому наставлению, хотя нередко кончается тем, что делает по моему желанию. А когда я строга, она дуется на меня».



Вообще княжна (впрочем, как и все ее сестры, за исключением Татьяны) "больше любила отца, чем мать" (слова Кобылинского). Гиббс же утверждал, что «она любила своего отца больше всех на свете». 



Да и на отца она была больше похожа, в том числе и производимым впечатлением. «Из четырех Ольга и Мария Николаевны были похожи на семью отца и имели чисто русский тип….У нее были чудные белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица, немного вздернутый нос, походивший на Государя», - вспоминала Вырубова. «Государь, как всегда, в подобных случаях, смотрел ласково и улыбался… Ольга Николаевна улыбалась так же хорошо, как Государь,» - писал Спиридович.



Круг интересов и склонностей самой умной и склонной к интеллектуальным занятиям ( по словам Жильяра, «остальные сестры … были, скорее, одарены практическими качествами» ) Ольги был типичным для интеллигентки. «Она играла на пианино, любила поэзию и литературу… Хозяйства и вообще дамских таких интересов Она не переваривала и в жизни была не практична,» - рассказывала Эрсберг.
      

Семен Павлов вспоминал: «В лазарете довольно часто устраивались и концерты. На них приглашались или артисты Императорских театров или же ученики Петроградской консерватории. …Но очень часто мы устраивали домашние концерты сами… Аккомпанировала обыкновенно Великая Княжна Ольга Николаевна, обладавшая замечательным музыкальным слухом. Для Нее, например, ничего не стоило подобрать аккомпанемент к совершенно незнакомой Ей мелодии. Игра Ее была тонкая и благородная, туше – мягкое и бархатное. До сих пор помню один вальс, старинный дедовский вальс – мягкий, грациозный и хрупкий, как дорогая фарфоровая игрушка – любимый вальс Великой Княжны Ольги. Мы часто просили Великую Княжну Ольгу сыграть нам этот вальс и почему-то мне от него делалось всегда очень грустно».

   

Впрочем, развлечься княжна тоже любила. «По вечерам мы с Ольгой и иногда Марией летаем на велосипедах по нашим комнатам полным ходом. Ольга меня ловит или я ее, очень приятно. Падаем иногда, но пока живы,»  - писала отцу Анастасия. «Ольга шалила, сидя на маленьком столике, пока преблагополучно не сломала его,» - пересказывала ему же события дня Александра.
Иногда сложно понять, где проходит граница хорошего настроения и некоторой истеричности: «Мы ходили до Каприза и поднялись по лестнице Ты знаешь (рисунок). И вот, когда мы туда поднялись, Ольга взяла свой зонтик и с ожесточением кинулась на одно окно и проломила 3 стекла…».

Несмотря на распространенное мнение о том, что «на настоящем балу была только Великая Княжна Ольга Николаевна, и то всего один раз, в день трехсотлетия Дома Романовых", балы (хотя и не столь роскошные, как бывало раньше) Ольга посещала не единожды и с удовольствием танцевала. Отец часто брал старших дочерей в театры и одно такое посещение пришлось на убийство Столыпина.
  
Ольга в бальном платье и в форме

Также княжне нравились обязанности почетного шефа 3-го гусарского Елисаветградского полка, а вот присутственные мероприятия - заседания комитета помощи семьям воинов, которые она была обязана посещать во время войны, наводили на девушку скуку.

Вместе с Татьяной и Александрой в 1914 году Ольга прошла курс подготовки сестер милосердия и приступила к работе в Царскосельском лазарете, но долго присутствия на операциях не выдержала и вскоре перешла на "административную" работу. «Великая Княжна Ольга взяла на Себя утренний разнос лекарств по палатам и обязанность эту Она выполняла аккуратно до педантизма. Принесет, бывало, лекарство, улыбнется ласково, поздоровается, спросит, как вы себя чувствуете и уйдет неслышно. … Иной раз Княжна Ольга переменяла и воду в вазах с цветами. Мне говорили – раньше Она работала и в перевязочной. Но ужасный вид искалеченных людей сильно расшатал Ее хрупкую нервную систему, и Она совсем отказалась от работы в перевязочной,» - вспоминал один из пациентов.
 
Как старшая дочь императора великой державы Ольга была заманчивой невестой. То, что она могла быть носителем дефективного гена и передать гемофилию своим сыновьям, волновала европейские королевские семьи мало. Во-первых, вопрос замужества был в данном случае вопросом международной политики, во-вторых, детей в семьях обычно было много, потому шансы на здорового наследника так или иначе возрастали.
 
Некоторые предполагали, что четыре княжны "выйдут замуж за четырех балканских наследников. К тому же этот проект казался нам наилучшим способом разрешения всех балканских конфликтов…»; великая княгиня Мария Павловна-старшая мечтала женить на Ольге своего сына Бориса, бывшего старше предполагаемой невесты на 18 лет и имевшего репутацию заядлого бабника и прожигателя жизни, а министры иностранных дел Румынии и России планировали соединить княжну с ее троюродным братом, наследным принцем Каролем. Ходили слухи о том, что Ольге может светить английская корона в комплекте с рукой того самого принца Уэльского Эдуарда, который позже станет мужем Уоллис Симпсон, а так же о том, что к девушке неравнодушен будущий король Югославии Александр I Карагиоргиевич. К последнему тепло относилась и она сама, в своем дневнике записав о том, что любит его сестру , великую княгиню Елену, как "кусочек Александра". 
       
Несостоявшиеся женихи: принц Румынии Кароль, будущий Кароль II; великий князь Дмитрий Павлович, ставший одним из убийц Распутина; великий князь Борис;  принц Эдуард, позже Эдуард VIII и муж Уоллис Симпсон; Александр Сербский

В подростковом возрасте княжна, по-видимому, была неравнодушна к одному из офицеров "Штандарта":  хорошая статья (правда, с ошибочно поставленным годом морганатического брака великой княгини Ольги Александровны) вывешена вот тут.


Ольга с Павлом Вороновым

С началом войны мирное веселье на «Штандарте» осталось в прошлом, но теперь по соседству был лазарет, полный бравых военных с тяжелыми и не очень ранениями. Многие из пациентов попадали в госпиталь, после лечения шли на фронт и снова попадали обратно. В дневнике Ольги того периода часто встречается одно и то же именя: Митя, Дмитрий, Шах-Багов («он очень милый», «ужасный душка»;). Они вместе обрабатывают инструменты, разговаривают, созваниваются по телефону.

     

В записях Валентины Чеботаревой, работавшей в лазарете в то же время, можно прочитать: «У Шах Багова жар, лежит. Ольга Николаевна просиживает все время у его постели...  А не вред ли вся эта близость, прикосновения. Мне жутко становится. Ведь остальные-то завидуют, злятся и, воображаю, что плетут и разносят по городу, а после и дальше. … Вера Игнатьевна говорила мне, будто Шах Багов, нетрезвый, кому-то показывал письма Ольги Николаевны. Только этого еще недоставало! Бедные детки!»

«А тут еще пришло письмо от Шах Багова — Ольга Николаевна от восторга поразбросала все вещи, закинула на верхнюю полку подушку. Ей и жарко было, и прыгала: "Может ли быть в 20 лет удар? По-моему, мне грозит удар"»
«Ольга Николаевна серьезно привязалась к Шах Багову, и так это чисто, наивно и безнадежно. Странная, своеобразная девушка. Ни за что не выдает своего чувства. Оно сказывалось лишь в особой ласковой нотке голоса, с которой давала указания: "Держите выше подушку. Вы не устали? Вам не надоело?" Когда уехал, бедняжка с часок сидела одна, уткнувшись носом в машинку, и шила упорно, настойчиво. Должно быть, натура матери передалась. Говорила государыня, что "с двенадцати лет влюбилась в государя... и все делала, чтобы этот брак не состоялся. На земле нет счастья, или дорого за него заплатишь" Да она и недешево расплатилась за свое. Неужели и Ольгина такая же судьба? Преусердно искала перочинный ножик, который Шах Багов точил в вечер отъезда — и бороду черту завязывала, целое утро искала и была пресчастлива, когда нашла. Хранит также и листок от календаря, 6-ое июня, день его отъезда».

   

Увлечение оставалось увлечением, когда наступила революция. Сначала домашний арест в Царском, потом – Тобольск и Екатеринбург.
Природная склонность к размышлениям сыграла горькую шутку с Ольгой. "Она была прирожденный мыслитель, и как позже выяснилось, понимала общую ситуацию лучше, чем кто либо из членов ее семьи, включая даже родителей. Наконец, у меня сложилось впечатление, что она не питала иллюзий насчет того, какое будущее им уготовано, и, как следствие этого, была часто грустна и встревожена", - вспоминал Глеб Боткин. Ему вторила и Клавдия Битнер: «Мне кажется, она гораздо больше всех в семье понимала их положение и сознавала опасность его. Она страшно плакала, когда уехали отец с матерью из Тобольска».

 

При отъезде из Тобольска в неизвестность Николай и Александра берут с собой одну из младших дочерей – Марию, в то время как Татьяна остается за старшую. Ольга, и без того никогда не настаивавшая на своем авторитете как старшего ребенка, по-видимому, просто находится в состоянии сильнейшей тревоги.  Результат ее описывает Софи Буксгевден: «Ольга Николаевна также сильно переменилась. Тревоги, и волнение из-за отсутствия родителей, и та ответственность, которая легла на нее, когда она осталась главой дома, чтобы ухаживать за больным братом, произвели перемену в нежной красивой двадцатидвухлетней девушке, превратив ее в увядшую и печальную женщину средних лет. Она была единственной из царевен, которая остро осознавала ту опасность, в которой находились ее родители».
Из "самой разговорчивой" (С.Павлов), "очень обаятельной и самой веселой" (С.Буксгевден) великой княжны Ольга превратилась в собственную тень и, переехав в дом Ипатьева, держалась отчужденно и печально. Охранники вспоминали, что «она была худая, бледная и выглядела больной. Она редко ходила на прогулки в сад и проводила большую часть времени рядом с братом». 

 
Ольга в Тобольске, последняя известная ее фотография, современная икона

Вместо короны Российской империи Ольга получила нимб страстотерпицы. Интересно, что предпочла бы она сама, если бы имела возможность выбирать?

@темы: 1900, 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

22:32 

Великая Княгиня Елизавета Федоровна Романова






Великая княгиня Елизавета Федоровна - урожденная принцесса Гессенская и Рейнская, внучка королевы Виктории, старшая сестра императрицы Александры Федоровны, жена Великого князя Сергея Александровича. После зверского убийства мужа террористом Каляевым продала все имущество и основала Марфо-Мариинскую обитель милосердия в Москве. При обители были бесплатная столовая для бедных, библиотека, школа, больница, куда привозили самых безнадежных больных, за которыми ухаживала сама Елизавета Федоровна. После революции Великая княгиня была сослана в Алапаевск, где убита большевистскими нелюдями в ночь с 17 на 18 июля 1918 года. Алапаевских мучеников сбросили в шахту и забросали гранатами. Вся переломанная, и здесь она помогала ближнему - перевязала рану князя Иоанна Константиновича. Алапаевские мученики причислены к лику святых. Прекрасная поэма о Великой княгине была написана Еленой Васильевой.

На русскую землю ступила
Как сказочный сон, как мечта,
Как Ангел пресветлый спустилась -
Души неземной - красота!

Вся залита солнечным светом
И поступь скромна и нежна.
Плыл звон колокольным приветом -
На Троицу шла - в Русь - Княжна!

О, знала ль тогда Русь Святая, -
Какой дар Господь преподнес?
То - Слава Церквей золотая!
Избрал - как Звезду - Сам Христос!




Любви, сколько кротости в слове!
В глазах - Свет, Небес глубина…
В земных дух томился оковах…
Как милостью к ближним полна!

На помощь спешила к любому:
В приюты, больницу, дома
И жизнь облегчала чужому…
И госпиталь строит Сама.

И Князь Сергий Веры глубокой
С любовью жене помогал.
Душой благородный, высокой
От голода бедных спасал…



Любил муж посты и молитвы
И долгие службы в церквях.
И видела, как с Богом слит Он,
Святое Причастье приняв.

О, как захотелось Ей тоже
К Святой Чаше с ним подойти!
И радость, что мира дороже
Навеки в тот миг обрести!..

…Избранница! Радость Христова!
Ты - словно земной Херувим!
Принять Православье готова,
Чтоб Верой был дух негасим.




И с трепетом Ты принимаешь!
И Богу всю жизнь посвящаешь…
Вдруг стали к Великой Княгине
Угрозы в письме приходить:
" Мы мужа убьем! " Сердце стынет!..
В поездках решает с Ним быть.

Но горе ворвалось уж в двери -
Не выплакать сердцу потери!..
.............................

О, ужас предстал перед взором!
От взрыва - кругом на снегу -
России безмолвным укором!..
Лежали останки в кругу…

Без крика и слез над супругом.
Смиренно склонилась Она
Собрать Того, кто был Ей другом
Должна непременно Сама!

И, стоя в снегу на коленях,
С окаменевшим лицом -
Куски собирала в моленье …
Зажала иконки с кольцом -

Иконки, что были на шее…
Теперь Она будет лелеять.


… Дух силы, великий дух воли
Не мог причинить тому боли
Кто предан был Князю до смерти:
"Он жив, к Вам послал меня, верьте," -
Так кучера днем утешала.
В ночь умер. Семье помогала…

Светильник Любви Ты Христовой,
Земные отвергнув оковы,
Взор к Богу души устремила -
Небесной красой изумила!..



… Пошла на день третий к убийце
Святое Писание, взяв
Беспечно Каляеву спится
Отверг покаянье, прогнав.

Кричал на суде, сатанея,
Что будет сжигать, убивать!
Без Господа души - звереют…
В час смертный кого призывать?!


"О, если вникнем в жизнь человека -
Увидим, что она полна чудес!
Вы скажете, что жизнь, как калека, -
Из ужаса и смерти - жалкий вес.
О, да, но в Небесах лишь понимают,
За что кровь жертв невинных проливают".


Сосуд Пречистой Божьей благодати -
Ты всех хотела отогреть в объятьях!..


Все состоянье людям раздала,
Обитель милосердья создала,
Ушла от светской жизни и мирской,
Найдя Себе в обители покой -
Святых во имя Марфы и Марии.



День каждый сестры после литургии
В больницу к бедным шли, чтоб им служить,
Заблудших пробуждать, спасать, лечить…

"Великая! Ты - мира украшенье!
Светило Милосердия, Любви!
Божественное людям утешенье,-
Ко всем спешила, только позови!

Носила власяницу и вериги!
И без матраса на досках спала!
И пастырей звала к Себе великих -
Нектара православного - пчела.

Столовые, приюты создавала,
Где бедных и сироток окормляла.
И раненым Ты с сестрами служила,
И храмы - во спасенье - возводила!

Благоговейна служба и светла!
В духовности обитель расцвела…


В агонии Россия! Меркнул свет…
Мелькала тень зловещая в пороше.
Угрюмен и озлоблен был прохожий.
Предательства, злоречья - вражий след.

Глаза в бреду горящие у сплетен:
Во след Святой - презренье грязных песен,
Плевки и камни пьяной, злой толпы -
Не целовали след Твоей стопы!

В терпении великом дух горит!
Лишь Бог залечит раны, исцелит.

О сколько на обитель нападали!
Врывалась разъяренная толпа.
Еще мгновенье - всех бы растерзали,
Но кротость усмиряла силы зла.

Тогда… завидев ангельский Твой Лик -
Враг, устыдясь, к Распятию приник!..


Из письма Елизаветы Федоровны (1917г.)

"К России я испытываю жалость
Глубокую, как матери к дитя.
Которые не знают, что творят…
О сколько дней печальных нам осталось?!

Я верю - не погибнет Русь Святая!
Увы, Руси Великой больше нет…
Но после покаянья будет свет!
И Бог народ простит, благословляя".


Её молитвы, Духа глубина,
Вручение Себя лишь Божьей воле, -
Давали черпать силу всем сполна,
Терпеть позор, страдания дотоле.

В глазах всегда таинственная грусть -
Печать Высоких Душ, летящих в Небо.
Страдание, как - за больную - Русь
И слезы покаянья - вместо хлеба.

Она - благоуханье чистых лилий!
Её молитвы хворь чудотворили.


…Зверь вышел на кровавую работу:
Аресты, казни, пытки - кровь рекой!
Расплата за желанную свободу…
О, где Россия, где твой лик святой?!

…В седмицу светлую явились палачи,
Как коршуны слетелись за добычей.
С тупыми взорами и шеей бычьей
Омыли в праведной крови мечи.

За чистою, прекрасной голубицей
Стервятники латышские пришли,
Которая подобно райской Птице,
В молитвах освещала боль земли!

И стали забирать Её святую…
Рыдают сестры: "Мать не отдадим!"
Вцепились в ноги, жизнями рискуя…
Приклады - вход, под крики: "Все спалим!"

Душа и сердце рвутся на куски!
И вопль! Крики! Муки, горе! Горе!!!
Как пережить незбывность сей тоски?!
Отчаянье, бессилья - море, море!!!

Весь дух кричит: "Народ наш, заступись!
Безмолвствуешь?! Тебя Она спасала!
Безумный, продаешь страну, очнись, -
В тебя вонзится смерти тоже жало!"

Вслед побежали сестры за машиной.
И падали, уж не хватало сил!..
С Варварой увозили, Катериной,
А батюшка все плакал и крестил.

Келейница Варвара с Ней осталась, -
Чуть кровью за себя не расписалась.


…Сто пять записок сестрам написала,
В которых утешала, утешала…

И вот пришло еще одно письмо -
Любовию и нежностью полно:
"Я не могу вчерашний день забыть:
Все дорогие, милые мне лица,
Какие в них страданья! Боль не сбыть!..
По деточкам душа моя томится.
О, как оставлю вас?! Как укрепить?!
Сплотитесь, будьте все одной душою.
Цыпляточки, я буду вас любить.
За грешную молитесь - вы - со мною!"

И много, очень много теплых строк:
"Во всем Господня воля - с нами Бог!"

Ссылка в Алапаевск.


1

Так Матушка с Великими Князьями,
Как узница была заключена.
Молитва, голод были им друзьями -
Забыла о Святых в чаду страна.

И местные - девчушку посылали:
"Князьям - еду, цветочки отнести!
Как часто девочку солдаты гнали,
Но мама скажет дочке: "Упраси!"

И Матушка вдруг выйдет ей навстречу -
Лучистые, небесные глаза!
Возьмет корзиночку - светлеет вечер…
"Ах, милая!" - и катится слеза.




"Немного жить, немного нам осталось.
Вы помолитесь, поминайте нас…"
Ткань, платье тайно ей подаст: "Вот малость!"
И слезы, слезы катятся из глаз…

2

Предательством, иудиной печатью,
Грехопаденьем Русь осквернена!
Детей избранных предала распятью -
Под прахом Их - сама погребена!..

Не защитила! Сердце не забилось
От состраданья, жалости к Святым!
Всех благородных, лучших истребила
И царство отдала навеки злым.

В те ночи лютые и заревные
Под пытками вела своих сынов!
И отдала на муки роковые…
Кровь избранных - для красных злых богов!..


Святая агнице… - прославила страданья!
Все в жертву - за спасенье душ убийц:
И жизнь Свою, побои, поруганье -
Любовь - не знающая и границ!..

Любовь, которой нет и нет предела -
Благоуханная, смиренная, свята.
Душою в Рай при жизни возлетела,
Как Ангел на земле была светла!..

Невеста Христова
Венец Святой Руси - Елисавета!
Как Небо - ослепительна чиста.
Душа - огонь Божественного света,
Шла с радостью на муки за Христа!

Ты в платье черном слезы приютила -
Великий Дух смиренен, как свеча!
Как пред иконой - пред Тобой кадило -
Во свете негасимого луча.

И ангельской красы непостижимой!
Коснулись нечестивые персты…
Взглянув в простор небес необозримый
Взмолилась: "Все им, Господи, прости!"

Но звери в человеческом обличье
Тебя не пощадили, Дивный Цвет!
Столкнули в шахту… в дьявольском величье
Ложился тенью бесов силуэт…

Но как непобедима сила смерти,
Чьи пальцы во знамении креста!
И лились звуки Херувимской песни -
Победа воссиявшего Христа!

Аминь.

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910, 1900, 1890

08:39 

Реклама

Первые рекламные плакаты Кодак часто опирались именно на женский образ. Фирма старалась популяризировать такую диковинную (в те времена) штуку как фотоаппарат и показать его доступность даже женскому разуму =)



























@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1920, 1910, 1900

23:51 

Королева Италии Елена


В 1882 году в Смольный институт благородных девиц поступила новая ученица - черногорская княжна Елена Петровна Негош. Еще с 1858 года в этом же учебном заведении учились ее сестры. Титулованные воспитанницы жили в отдельном помещении, по праздникам и выходным часто приглашались в Зимний дворец, но при этом посещали классы вместе с другими смольнянками, ходили в форменных платьях, были приветливы и никогда не подчеркивали своего особого положения.

Хотя княжна Елена уехала из России, не закончив курс обучения, но долгие годы поддерживала переписку с классной дамой и институтскими подругами.




В 1896 году княжна Черногорская, бывшая смольнянка, вышла замуж за наследника итальянского престола, Виктора - Эммануила (впоследствии - короля Виктора-Эммануила III), а уже в 1900 году стала королевой Италии. Чтобы вступить в этот брак Елена перешла из православия в католичество. Это было очень непростым решением, но самое страшное - то что более всех осуждала Елену ее мать, она даже отказалась приехать на венчание дочери. Тем не менее, этот династический брак был на редкость счастливым. Настоящее уважение итальянцев Елена заслужила в годы I мировой войны, когда работала санитаркой в госпитале, фотографии королевы с ее автографом продавались на аукционах, а вырученные деньги шли на нужды госпиталя.



Виктор - Эммануил III правил Италией 46 лет, в 1946 году он подписывает отречение в пользу своего сына Умберто, но в 1946 году был проведен референдум, Италия, увы, была признана республикой. Королевской семье отныне было запрещено находиться на территории Италии. Последние годы королева Елена провела в изгнании, живя сначала в Александрии, а потом - во Франции. На восьмидесятом году жизни принцесса Черногорская и королева Италии Елена умерла, была похоронена в Монпелье, во Франции.

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910, 1900

18:43 

Харрисон Фишер Покупка шляпки. 1909 г.

03:47 

Альбом императрицы Александры Федоровны (1895-1911)

 
       
 

Последняя российская императрица, урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, нареченная при крещении по протестантскому обряду именами Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса.


@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910, 1900, 1890

20:47 

Вера Федоровна Комиссаржевская


Что в ней рыдало? Что боролось?
Чего она ждала от нас?
Не знаем. Умер вешний голос,
Погасли звезды синих глаз...
А. Блок



Когда предают самые близкие люди, когда жизнь разрушается и кажется, что ничто уже не поможет подняться и идти дальше - что делать в такой ситуации? Хорошо, когда у человека есть талант, призвание и он может полностью уйти в свое творчество.

Вера Федоровна Комиссаржевская родилась в семье артиста императорских театров Федора Комиссаржевского. Она воспитывалась в артистической атмосфере и мечтала о сцене. Но мечты маленькой девочки вскоре оборвались - она столкнулась с первым в своей жизни предательством - отец ушел из семьи и женился на княжне Курцевич, Вера не понимала еще тогда всех сложностей жизни, но слезы матери запомнила надолго. Мария Комиссаржевская взяла вину по расторжению брака на себя, сама воспитывала трех дочерей, отец писал редко, еще реже наведывался. В 1883 году Вера выходит замуж за художника Владимира Муравьева. Молодой муж злоупотреблял спиртным и мог даже поднять руку на жену. А вскоре последовало самое страшное предательство - Владимир изменил Вере с ее младшей сестрой Наденькой. Узнав об этом Вера пыталась отравиться, была доставлена в психиатрическую лечебницу с диагнозом острое помешательство. несколько месяцев она не могла прийти в себя. После при разводе, Вера как и ее мать когда-то возьмет вину на себя и тем самым даст Владимиру возможность жениться на беременной сестре.




В 1890 году Вера гостила у отца. Однажды один из учеников отца, тогда еще никому не известный Станиславский попросил Веру заменить заболевшую актрису, она блестяще сыграла эту роль. И в этот момент воскресли ее мечты о театре. Вначале Верочка, прекрасно исполняющая цыганские романсы, хотела стать певицей, но помешала болезнь горла. Потому она выбрала драму. В Александринский театр Вера Федоровна пришла уже став знаменитой в провинции, ей было 29 лет. По свидетельству современников, даже придирчивая, не терпящая соперниц Мария Гавриловна Савина, полновластная хозяйка Александринки, говорила знакомым о Вере Федоровне: «Пойдите посмотрите эту актрису, это редкая актриса...»

Лучшей ролью веры Федоровны признавалась роль Ларисы в "Бесприданнице" А. Островского. Именно Комиссаржевская первая решила вместо указанного автором романса "Не искушай" исполнять романс " Нет, не любил он". Критики единогласно заявляли, что Лариса была сыграна Комиссаржевской гениально. Также она играла Варю "Дикарка", Нину Заречную "Чайка", Софью "Горе от ума", а также в пьесах Зудермана, Ибсена, Метерлинка.



Вскоре Комиссаржевская начинает задумываться об обновлении русской сцены. Ей хотелось создать «театр души», который говорил бы «только о вечном». Денег для этого не было, и актриса отправилась в большое турне по провинции. Играла в Харькове, Ялте, Киеве, Краснодаре, Сибири... Однако даже наличие собственной труппы не позволило осуществить ее мечту. Репертуар – пестрый и неровный, режиссура – слабая, художественный уровень спектаклей – невысокий. А главное, вокруг гениальной актрисы не сложилось достойного ансамбля. Мечта о собственном театре тем не менее была воплощена. Вера Федоровна больше не выходила замуж, хотя ею были увлечены В. Брюсов, историк С.С. Татищев, актер Николай Ходотов. Она посвятила свою жизнь театру, искусству.



В 1909 года труппа Комиссаржевской отправилась на гастроли по Сибири и Дальнему Востоку. Утомленная Вера Федоровна жаловалась на боли в ушах. Врач, приглашенный в гостиницу, объявил, что, может быть, придется прибегнуть к трепанации черепа. «Как же я буду играть без черепа?» – шутила актриса. Ее состояние ухудшилось в Ташкенте - несколько артистов, в том числе и Комиссаржевская, заболели оспой. Вера Федоровна металась в бреду, ей казалось, что она видит Антона Павловича Чехова, болезнь ее осложнялась еще и заболеванием почек. Последние слова актрисы, нет, не слова, отчаянный крик, исходивший из глубины души - "Довольно, довольно, довольно..."

Ее не стало 10(23) февраля 1910 года, похоронена Вера Федоровна Комиссаржевская в Санкт-Петербурге на Тихвинском кладбище.











@темы: 1890, 1900, я все необычное люблю, в стиле ретро

06:31 

Королева Мэри: любительница украшений


Королева-консорт Великобритании Мэри, урожденная принцесса Текская, была супругой короля Джорджа V, матерью королей Эдуарда VIII и Джорджа VI, бабушкой королевы Елизаветы II. Она стала настоящим олицетворением королевского достоинства и шика.

 
Принцесса Мэри Текская

В Англии есть что-то вроде поговорки – «love people and use things» (Люби людей и используй вещи). Но королева Мэри поняла это несколько иначе – она страстно любила красивые вещи и использовала людей. У нее всегда появлялось воодушевление при виде красивой вещи. При этом Мэри была довольно скупа. Свою страсть к прекрасному и дорогому она никогда особенно не скрывала, говорила: «… они (красивые вещи) всегда ласкают мне взгляд». Она постоянно пополняла королевскую коллекцию красивыми украшениями, мебелью, предметами от фирмы Фаберже, дорогими часами, шкатулками. Платить за многочисленную красоту королева не всегда была готова: иногда все начиналось с настойчивой просьбы, затем могло перейти к вымогательству, реже доходило дело до воровства (что конечно же тщательно скрывалось). Неудивительно, королева Мэри очень любила посещать Индию, где махараджи дарили ей по-настоящему роскошные украшения.
 
Мать принцессы Мэри - принцесса Мэри, герцогиня Текская. За ее полноту ее прозвали "Толстой Мэри"



Мэри с мужем, первенцем Эдуардом, и родителями

Королева часто посещала антикваров и ювелиров. Они ее по-настоящему боялись – и старательно прятали свои лучшие вещи. Если же какая-то вещь ей особенно нравилась, она настойчиво намекала, что хотела бы получить ее в подарок. Естественно у ее хозяина не оставалось другого выхода и он дарил эту вещь королеве. Тогда верный шофер относил очередное приобретение Мэри в королевскую Даймлер.
Но был случай, когда королева встретила сопротивление. Однажды она заехала на чай к старой леди Хадсон. Королеве особенно понравились стулья старой леди: они были обтянуты шелком, который был вручную разрисован Анжеликой Кауффман. Королева Мэри намекнула, что эти стулья подошли бы к столу, который был в ее коллекции. Без тени сомнения леди Хадсон улыбнулась и продолжила разговор, не предложив стулья королеве. Время шло. Королева продолжала пить чай, солнце уже село. Но королева не подавала ни малейших признаков того, что собирается уезжать.
Время шло. Наконец, когда часы пробили 9 (!) часов вечера леди Хадсон сдалась. Так стулья Кауффман попали в королевскую коллекцию.
Достоверно неизвестно, но ходили слухи, что если королева не получала понравившуюся ей вещь, то она просто ее крала.
В начале 20 века по дорогим вещам человека можно было легко определить его статус – в этом королева Мэри преуспела больше, чем кто-либо другой.
 
Свадьба герцога и герцогини Йоркских, 6 июля 1893 года. Венчание прошло в церкви дворца Сент-Джеймс


Мэри родилась в семье герцога и герцогини Текских. Семья была не особо богатой, королева Виктория помогала своей родственнице, матери Мэри. Семья жила не посредствам. Когда семья Текских была признана банкротом, это привело королеву Викторию в бешенство. Семья и так жила на помощь королевы – занимала одну из квартир в Кенсингтонском дворце. Во избежание скандала Текские покинули Лондон. Свое образование Мэри Текская закончила в Италии. Прошли годы и семья вернулась в Лондон.
В это время королева Виктория искала невесту для своего внука, второго в линии наследования британского престола. Мэри стала невестой принца Альберта, герцога Кларенс, но незадолго до свадьбы жених умер. Не смотря на сопротивления принцессы Уэльской Александры, Мэри вышла замуж за принца Джорджа, герцога Йоркского. Говорят, что такой выбор сделала именно королева Виктория, потому что увидела в Мэри потенциал королевы. После смерти Эдуарда VII в 1910 году Мэри стала королевой Великобритании и императрицей Индии.
 
Герцогиня Йоркская Мэри



 
Мэри со старшими детьми, будущими королями, Джорджем VI и Эдуардом VIII



 
Мэри, герцогиня Корнуоллская, принцесса Уэльская на коронации Эдуарда VII и королевы Александры, 1902 год

 
Мэри, принцесса Уэльская

Став королевой, Мэри стала всем демонстрировать весь потенциал королевы, который в ней когда-то увидела Виктория. Она считала своим долгом затмевать всех современных ей королев. В этом она старалась быть настолько безупречной, что современники отмечали, что постепенно она стала терять человечность. Она каждый вечер на ужин обязательно надевала тиару и драгоценности, даже если ужинала исключительно с супругом. Украшения она любила настолько страстно, что была похожа, как говорят, на рождественскую ель. По этому поводу в свое время даже ходил анекдот. На свадьбе лорда Харевуд близорукий мистер Фостер поклонился высокому и с избытком украшенному торту, приняв его за королеву Мэри.

Королева Великобритании Мэри и королева Бельгии Елизавета

 
Король Джордж V и королева Мэри

 
Королева Александра и королева Мэри. Известен случай, когда став вдовствующей королева Александра не захотела отдавать в пользование Мэри украшения короны. Вмешался сын и муж, Джордж V, и Мэри получила украшения. Ее невестке, королеве Елизавете, будучи королевой-консортом, так и не удалось полностью получить в свое распоряжение украшения короны - даже после коронации Джорджа VI они остались в пользовании королевы Мэри

 
Мэри с мужем и детьми











Ее скупость проявилась даже в том, что фактически в то время, когда была королевой-консортом, был практически отменен статус фрейлины при королевском дворе Великобритании. Было это сделано, чтобы сэкономить на приданном для девушек, которое они должны были получить от королевского двора.











Мэри была настолько поглощена своим королевским достоинством, что уделяла слишком мало внимания своим детям. Заботу о детях она получила многочисленным слугам и гувернанткам. Она не целовала и не обнимала своих детей, считая это проявлением слабости, которое умаляет ее достоинство. Особенно от этого страдал младший ребенок принц Джон, рожденный инвалидом и эпилептиком. По воспоминаниям его гувернантки, он особенно тянулся к матери, но был разлучен с семьей и умер в 14 лет.
Она была настолько далека от детей, что когда она умерла, ее старший сын, бывший король Эдуард VIII,герцог Винзорский, заметил: «Я так или наче чувствую, что жидкость в ее венах, должно быть, всегда была также холодна, как и теперь, когда она мертва».

Источники: The Windsors: A Dynasty Revealed by Piers Brendon and Phillip Whitehead
The Royals by Kitty Kelley
The Windsor Story by J. Bryan III and Charles J.V. Murphy

Фото: corbis, GREMB, RJWMB, VA Images

@темы: 1860, 1870, 1880, 1890, 1900, 1910, 1920, 1930, 1940, 1950, я все необычное люблю, в стиле ретро

21:20 

ОТМА

Письма императрицы Александры Федоровны Великим княжнам


Императрица и Великая княжна Ольга

Моя милая маленькая Ольга, пусть новый 1909 год принесет тебе много счастья и всяческие блага. Старайся быть примером того, какой должна быть хорошая, маленькая, послушная девочка. Ты у нас старшая и должна показывать другим как себя вести. Учись делать других счастливыми, думай о себе в последнюю очередь. Будь мягкой,м доброй, никогда не веди себя грубо или резко. В манерах и речи будь настоящей леди. Будь терпелива и вежлива, всячески помогай сестрам. Когда видишь кого-нибудь в печали, старайся подарить солнечной улыбкой. Ты бываешь такой милой и вежливой со мной, будь такой же и с сестрами. Покажи свое любящее сердце. Прежде всего научись любить Бога всеми силами души, и он всегда будет с тобой. Молись ему от всего сердца. Помни, что Он все видит и все слышит. Он нежно любит Своих детей, но они должны научиться исполнять Его волю. Пусть Бог пребудет с тобой и хранит тебя Пресвятая Богородица.
Твоя старая Мама.



Императрица и Великая княжна Татьяна

Моя дорогая Татьяна, нежно целую и благодарю тебя за твое милое письмо. Это прекрасно- ты молишься за свою мамочку; может быть, Бог ей даст что-то хорошее. Но иногда Он посылает болезнь для блага чьей-либо души. Старайся быть как можно лучше и не причиняй мне беспокойства, тогда я буду спокойна, я ведь не могу подняться наверх и посмотреть, как дела с уроками, как ты себя ведешь и как разговариваешь. Веди себя хорошо. Тебя обнимает твоя любящая Мама.


Моя дорогая Машенька, твое письмо меня очень опечалило. Милое дитя, ты должна пообещать мне никогда впредь не думать, что тебя никто не любит. Как в твою голову пришла такая необычная мысль? Быстро прогони ее оттуда. Мы все очень нежно тебя любим, и только когда ты чересчур расшалишься, раскапризничаешься и не слушаешься, тебя бранят; но бранить - не значит не любить. Наоборот, это делают для того, чтобы ты могла исправить свои детские недостатки и стать лучше. Не думай больше об этом и помни, что ты точно так же нам дорога, как и остальные четверо, и что мы любим тебя всем сердцем. Да благословит тебя Бог, дорогое дитя. Нежно тебя целую.
Очень любящая тебя старая Мама.


Императрица и Великая княжна Анастасия. Мне показалось, или Постреленок снова что-то натворил и maman смотроит на нее несколько строго?

@темы: 1900, 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

19:57 

Lily Elsie

205.07 КБ
Одна из известнейших и самых фотографируемых актрис Эдвардианской эпохи












@темы: 1900, я все необычное люблю, в стиле ретро

23:30 


Анастасия Дмитриевна Вяльцева родилась 1 марта 1871 года в с. Алтухово Трубчевского уезда Орловской губернии. По одной версии она происходила из крестьянской семьи, по другой - была незаконнорожденной дочерью графа Орлова. После переезда семьи в Киев Анастасия начинает свою певческую карьеру, играя незначительные роли в опереттах. В 1893 г. она поступает хористкой в опереточную труппу московского театра "Аквариум", в 1897 году состоялся самостоятельный концерт певицы в театре "Эрмитаж". Анастасия Вяльцева становится одной из любимейших певиц. Она прекрасно исполняла русские и цыганские романсы, опереточные и даже оперные партии. Специально для нее был написан романс "Не уходи". С 1900-х годов она начинает гастрольную деятельность, в 1905 году, во время русско-японской войны, она дала концерт для солдат и офицеров в Харбине. Вскоре у Анастасии появляются обмороки, однажды певица упала во время концерта. Врачи ставят ей страшный диагноз - белокровие. После переливания крови у Вяльцевой начинается жар (вероятно была занесена инфекция), певица умирает 4 февраля 1913 года. Такой недолгой, но яркой была жизнь Чайки русской эстрады.

романс "Ах, да пускай свет осуждает"

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910, 1900

03:00 

Зинаида Юсупова

103.83 КБ


"Чем больше дано вам - тем больше вы должны другим. Будьте скромны. Если в чем выше других, упаси вас Бог показать им это" Зинаида Юсупова

62.71 КБ

"Матушка от природы имела способности к танцу и драме и танцевала и играла не хуже актрис. Во дворце на балу, где гости одеты были в боярское платье XVII века, государь просил ее сплясать русскую. Она пошла, заранее не готовясь, но плясала так прекрасно, что музыканты без труда подыграли ей. Ее вызывали пять раз. Станиславский, увидав ее на благотворительном вечере в "Романтиках" Ростана, звал ее к себе в труппу, уверяя, что подлинное ее место сцена." Феликс Юсупов

342.09 КБ

"С тех пор как помню себя, мать была в моей жизни главным человеком. Редкую женщину любили так, как ее, и крепость этих чувств - лучшая ей похвала". Феликс Юсупов

62.85 КБ

@темы: 1900, 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

10:10 

Принцесса Марина: королевская лилия Британии

Принцесса Марина Греческая и Датская родилась 13 декабря 1906 года в Афинах. Отец - королевич Николай, мать - Елена Владимировна Романова (великая княжна, дочь великого князя Владимира Александровича и Марии Павловны, принцессы Мекленбург-Шверинской). В конце 1906 была крещена и крестными родителями стали самые влиятельные монаршие особы той эпохи: король Греции, король Великобритании, герческий королевич Андрей, великий князь Борис Владимирович, принцесса Уэльская и великая герцогиня Виктория Федоровна. Семья Марины была относительно бедной и им пришлось покинуть свою родную землю после свержения греческой монархии. Марине в то время было только 11 лет. Много лет семья греческого королевича жила в Париже.


(слева направо - принцесса Ольга, принцесса Елизавета, принцесса Марина)


(королевич Николай, великая княжна Елена и принцессы, около 1908)

29 ноября 1934 года принцесса Марина вышла замуж за принца Георга, герцога Кентского, четвертого сына короля Великобритании Георга V. Церемония состоялась в Вестминстерском аббатстве, Лондон. Марина стала последней иностранной принцессой, которая вошла в королевскую семью Британии. У них было трое детей: принц Эдвард, принцесса Александра и принц Михаил (Майкл).


(принцесса Марина в день свадьбы)

Герцог Кентский служил Королевских ВВС Британии и разбился 25 августа 1942 года возле Данбита, Шотландия. Как утверждает биограф Марины, Хьюго Викерз, она была "единственной вдовой в Британии, которую не избавили от военных налогов (death duties). После смерти мужа герцогиня Кентская продолжала принимать активное участие в жизни королевской фамилии Британии, выполняя различные официальные обязательства. Например, представляла королеву на праздновании независимости бывших британских колоний, таких как Гана и Ботсвана.


(официальный портрет Марины, герцогини Кентской)

Умерла 27 августа 1968 года в возрасте 61 года от опухоли головного мозга.

@темы: 1900, 1930, 1950, я все необычное люблю, в стиле ретро

02:05 

Красотки конца XIXвека-началаXX века.



эти и ещё плюс 56 штук тут

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1910, 1900

02:05 

Добрый день, уважаемые дамы!
Несколько лет назад мне посчастливилось стать хранительницей личной переписки незнакомых мне людей 1902-1916. к сожалению, в живых никого не осталось. И эту историю я могу считывать лишь с тех, открыток, которые мне достались.
Есть ли имена у дам изображенных здесь? возможно, вы кого-нибудь знаете. Буду очень признательна.

1
126.39 КБ
2
100.26 КБ
3
151.20 КБ
4
98.33 КБ
5
108.25 КБ
6
103.28 КБ
7
100.77 КБ
8
101.82 КБ
9
120.51 КБ
10
141.98 КБ
11
208.58 КБ

@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, вопрос, 1910, 1900, 1890

19:52 

Федор Шаляпин

Федор Иванович Шаляпин родился 13 ноября 1873 года в Казани, в бедной семье Ивана Яковлевича Шаляпина, крестьянина из деревни Сырцово Вятской губернии. Мать, Евдокия (Авдотья) Михайловна (урожденная Прозорова), родом из деревни Дудинской той же губернии. Уже в детском возрасте Федор обладал красивым голосом (дискант) и часто подпевал матери, «подлаживая голоса». С девяти лет пел в церковных хорах, пытался научиться играть на скрипке, много читал, но вынужден работать учеником сапожника, токаря, столяра, переплетчика, переписчика. В двенадцать лет участвовал в спектаклях гастролировавшей в Казани труппы в качестве статиста. Неуемная тяга к театру приводила его в различные актерские труппы, с которыми он кочевал по городам Поволжья, Кавказа, Средней Азии, работая то грузчиком, то крючником на пристани, часто голодая и ночуя на скамейках.


Шаляпин с женой

В Уфе 18 декабря 1890 года он впервые спел сольную партию. Из воспоминаний самого Шаляпина: "…По

@темы: 1890, 1900, 1910, я все необычное люблю, в стиле ретро

21:31 

Дамы в шляпках- конец 19 века

Дамы в шляпках- конец 19 века



</nobr>









Picnic

Blenheim, Ontario Women















Borsos J

@темы: 1870, 1880, 1890, 1900, я все необычное люблю, в стиле ретро

08:05 

Мелани Кляйн

Мелани Кляйн родилась 30 марта в 1882 г. Детство Мелани было чрезвычайно тяжелым: в 44 года ее отец, врач по профессии, женился на 25-летней девушке. Из-за того, что отец Мелани не мог содержать семью, его молодой жене пришлось открыть небольшую лавку. Когда Мелани было пять лет, у нее умерла сестра, а в 20-летнем возрасте умер брат, страдавший болезнью сердца.



Еще в 15 лет Мелани твердо решила посвятить свою жизнь медицине. В 17 лет она встретила химика Артура Кляйна, а когда ей исполнился 21 год, вышла за него замуж и отказалась от изучения медицины, начав заниматься в Венском университете историей и историей искусств, правда, это обучение она так и не закончила. Перед началом Первой мировой войны семья Кляйн поселилась в Будапеште, где Мелани впервые узнала о психоанализе. В это время она познакомилась со знаменитым венгерским психоаналитиком Шандором Ференци и прошла у него курс обучающего психоанализа, во время прохождения которого она заинтересовалась ребенком родственников, у которого выявились эмоциональные расстройства. 19 июля 1919 г. Мелани Кляйн прочитала свой первый доклад на Международном психоаналитическом конгрессе, состоявшемся в Будапеште. Осенью же 1919 г. она стала полноправным членом Международного психоаналитического общества.

Знакомство с Фрейдом произошло на Международном психоаналитическом конгрессе в Гааге в 1920 г. Огромное впечатление Кляйн произвела на Карла Абрахама, который пригласил ее переехать в Берлин и начать там психоаналитическую практику.


После развода с первым мужем в 1923 г. Мелани вместе с детьми переселилась в Берлин, где стала первым детским психоаналитиком в только что открывшемся Берлинском психоаналитическом институте.
Одной из заслуг Мелани Кляйн стало создание ею психоаналитической игровой техники, смысл которой заключался в следующем: свои игрушки ребенок использует прежде всего для того, чтобы символически, в игре, проявить свои переживания, фантазии и страхи. Первоначально Мелани Кляйн в целях истолкования игры ребенка использовала фрейдовский метод толкования сновидений. Однако впоследствии она, наблюдая за игрой детей, небезуспешно перешла к использованию метода свободных ассоциаций.
Мелани Кляйн при лечении с самого начала старалась строить с детьми отношения, основанные на абсолютном доверии, свободные от всяких воспитательных воздействий. Именно в такой атмосфере и должен проводиться сеанс психоанализа, неважно, кто является пациентом — ребенок или взрослый.


На основании постепенно накапливаемого опыта Мелани стала в своей теоретической работе придавать огромное значение орально-садистским стремлениям и их роли в формировании деструктивных фантазий.


После смерти Абрахама в 1924 г. М. Кляйн была приглашена в Лондон для прочтения серии докладов по приглашению известного психоаналитика Эрнеста Джонса. В это время в Берлине обострились антисемитские настроения и участились критические выпады в адрес М. Кляйн и ее научной деятельности со стороны членов Берлинской группы. Впоследствии Кляйн переехала в Лондон и вступила в Британское психоаналитическое общество.
В 1930 г. М. Кляйн приступила к работе со взрослыми невротиками. При этом она неоднократно отмечала, насколько сильно помогает ей имеющийся опыт лечения детей, страдающих эмоциональными расстройствами.


С самого начала работы с детьми была замечена огромная противоречивость метода психоанализа, которого придерживалась Анна Фрейд. Кляйн полагала, что детский психоанализ по своему стилю не должен отличаться от стиля работы со взрослыми.
Одним из достижений Мелани Кляйн является открытие очень ранних форм функционирования сферы «Я», проективных и интроективных механизмов и их роли в развитии психического мира ребенка, а также открытие очень ранней предварительной фазы Эдипова комплекса.
Создание концепции депрессивной позиции является еще одним большим вкладом в науку, сделанным Мелани Кляйн. По ее мнению, эта депрессивная позиция появляется после принятия ребенком в свой психический мир матери как целостного объекта.
Кляйн также открыла и определила страхи и механизмы особой фазы, которая была ею определена как параноидально-шизоидная позиция; именно в рамках данной фазы, по убеждению Кляйн, и находится тот пункт фиксации, который порождает психоз.

К концу жизни Кляйн особенно выделяла значение оральной зависти и ее влияние на фазы раннего развития ребенка.



Обобщение наблюдений, создание произвольных концепций о раннем психическом развитии — все это очень скоро привело ее к конфликтам с психоаналитиками-ортодоксами. Склонность Кляйн к интерпретациям, которые использовались ею для регулирования уровня тревоги пациентов, привела к вынужденному отказу от некоторых догматов, выдвигаемых аналитиками классического направления. Некоторые психоаналитики, принадлежащие к ветви классического психоанализа, даже стали считать Кляйн и ее взгляды опасными для психоаналитического учения.
В это время эмиграция в Лондон немецких и австрийских психоаналитиков, бежавших от фашистского режима, достигла своего пика. Работа Британского психоаналитического общества сконцентрировалась на эго-психологии и вытекающей из нее техники. Именно в это время многие британские психоаналитики под влиянием своих более консервативных немецких и австрийских коллег отвернулись от идей Кляйн. Даже Эдвард Гловер, вначале полностью разделявший идеи Кляйн и пригласивший ее в Лондон, стал строгим критиком.
Несмотря на расхождение во взглядах, вызванное ее работами, сама Кляйн считала себя последовательной продолжательницей дела Фрейда. Она была глубоко уверена, что все написанные ею работы, теоретические и технические инновации представляют собой лишь дальнейшее развитие и расширение идей основателя психоанализа.
В своих работах Мелани Кляйн особенно подчеркивала важность переноса. Формирование переноса на психоаналитических сеансах, по ее мнению, было технически намного более значимым, чем реконструкция прошлого. При изучении возникновения переноса Мелани Кляйн особенно выделяла процессы проекции и интроекции.
Классическому подходу к проведению психоанализа свойственно идти от поверхности в глубину, от генитальной сферы к догенитальной. М. Кляйн же изначально концентрируется на уровне, на котором особенно сильно проявляется страх пациента и на котором, собственно, и строится система взаимодействия врач — пациент. В процессе переноса происходит проекция внутреннего мира пациента на аналитика, в результате чего активизируются не только настоящие, но и прошлые переживания.
«Всплывающие» на сеансах психоанализа негативные и позитивные переживания рассматриваются в их соотношении с событиями, происшедшими в жизни пациента. Феномен зависти, будучи рассмотренным в качестве одного из наиболее разрушительных факторов аналитического процесса, предоставил огромные возможности для эффективной работы с негативными терапевтическими реакциями и другими формами сопротивления, оказываемого пациентом. Современные технические достижения позволили оказывать эффективную и своевременную помощь психотикам.
В Британском психоаналитическом обществе сформировалась оппозиционная представителям классического психоанализа группа «кляйнианцев». Однако бурные споры так и не стали поводом для окончательного раскола общества. А после Второй мировой войны эти две группировки проявляли по отношению друг к другу терпимость, которая со временем переросла в сотрудничество.
После окончания Второй мировой войны Мелани Кляйн работала в качестве обучающего аналитика и супервизора, не принимая активного участия в работе Британского психоаналитического общества. В 1951 г. ею была выпущена работа «Зависть и благодарность», а в 1961 г., уже после ее смерти, появилась книга «Описание анализа ребенка».
Вплоть до самой смерти Мелани Кляйн продолжала психоаналитические исследования (работа о трилогии Эсхила «Орестея»;). В 1960 г. Кляйн перенесла операцию и умерла в этом же году от эмболии легочной артерии.

Текст В. Яровицкого


@темы: я все необычное люблю, в стиле ретро, 1940, 1910, 1900

09:39 

Об Анне Васильевне Тимирёвой


 В связи с показом на 1 канале фильма "Адмирал" возможно будет кому-то интересно подробнее узнать об этой женщине.
Эпиграфом их отношениям может служить "романс Рощина"

Почему ж ты мне не встретилась – юная, нежная
В те года мои далекие, в те года вешние?
Голова стала белою, что с нею я поделаю?
Почему же ты мне встретилась лишь сейчас.

Я забыл в кругу ровесников, сколько лет пройдено,
Ты об этом мне напомнила, юная, стройная.
Об одном только думаю – мне жаль ту весну мою,
Что прошла неповторимая без тебя.

Как боится седина моя твоего локона,
Ты еще моложе кажешься, если я около.
Видно нам встреч не праздновать, у нас судьбы разные.
Ты любовь моя последняя, боль моя.  "Романс Рощина"

 После просмотра фильма и сериала "Адмирал" захотелось понять, что же случилось с этими двумя?
Я не упрекаю создателей фильма. Я знаю, как давлеют над ними продюсера, подгоняя сюжет под мелодраму. Посмотрите, что в кино делается с историями Эдит Пиаф, Коко Шанель и т.д. Сложные драмы, живые истории впихиваются в мелодраматические схемы.
Но прикоснутся к истории этой любви - за счастье!
Боже, сколько на них вылилось всякой гадости! И "как он мог?" и "как она могла"?

что же случилось?

Летом 1918 года вдруг, среди неопределенности и тревоги, среди тоскливой, сонной одури,  как разряд грома, сбылось то, о чем Александр Васильевич не смел и мечтать — к нему приехала Анна. Просто она, с некоторых пор потерявшая след Колчака, ехала с мужем в поезде к месту его нового назначения, и в Благовещенске случайно услышала от знакомых, что Колчак в Харбине. Продав жемчужное ожерелье, Тимирева купила билет до Харбина, наспех простилась с мужем и…

Пока ехала, невольно очаровала попутчика, молодого офицера по фамилии Баумгартен. В Харбине он явился к Колчаку и заявил: “Адмирал, я пришел предупредить: как только Анна Васильевна вернется во Владивосток, я поеду за ней. Я не могу жить без нее”. Александр Васильевич усмехнулся: “Я вам вполне сочувствую. Я и сам в таком же положении!”… 

 Что за тайна была в этой женщине? 
 

 

По описанию многих, знавших Тимирёву, она была редкой красоты и обаяния, умной, разносторонне образованной. Её отец, В. И. Сафонов, был известным пианистом, дирижёром и педагогом. Она впитала в себя музыку и светлую радость южного города, где родилась - Кисловодска.


Любовь вспыхнула почти сразу, и, как водится, из совершенных пустяков. Как-то раз Анна шла по городу и встретила Колчака, они немного поболтали и разошлись, а вечером снова увиделись у общих знакомых, и он пел романс: “Гори, гори, моя звезда” (это был любимый романс Колчака, поговаривали даже, что он сам его написал). С тех пор, где бы эти двое не встречались, они смотрели только друг на друга, а, если была возможность, уединялсь где-нибудь в уголочке и разговаривали, разговаривали…

Однажды на костюмированный бал пригласили фотографа, и Анна снялась в “русском костюме”. Портрет вышел удачным, и она раздаривала карточки своим знакомым. И вот один офицер сказал ей, что видел ее фото в каюте Колчака. “Что ж такого, — ответила Анна, — этот портрет не только у него”. “Да, но в каюте Колчака — только ваш портрет, и никакого другого”.

Первой правду угадала Софья Федоровна. Однажды они с Анной катались вместе по заливу. Тимирева замерзла, и Софья накинула ей на плечи собственную чернобурку. Анна задумчиво произнесла: “Я не знала, что мех такой теплый и мягкий!”. Подруга посмотрела на нее с пренебрежением: “Вы еще многое не знаете, прелестное молодое существо”… В этот день Софья Федоровна написала письмо в Москву, близкой подруге: “Вот увидите, Александр Васильевич разойдется со мной и женится на Анне Васильевне”. В обществе Колчака с Тимиревой давно считали любовниками, а они … переписывались, разве что изредка позволяя себе полупризнания, вроде: “Когда я подхожу к Гельсингфорсу, зная, что увижу Вас — он казался мне лучшим городом в мире”.

Когда Александр Васильевич получил назначение в Севастополь, Анна не выдержала: “Я всегда хочу видеть Вас, всегда о Вас думать, для меня такая радость видеть Вас, вот и выходит, что я Вас люблю. Говорю, потому что знаю: эта наша встреча — последняя”. Колчак ответил с мукой: “Я вас больше, чем люблю. Только о Вас, Анна Васильевна, мое божество, мое счастье, моя бесконечно дорогая и любимая, я хочу думать о Вас, как это делал каждую минуту своего командования”. И уехал, обещав писать. И, действительно, слал из Севастополя через три дня на четвертый по два письма: тоненькое, в две странички жене, и толстенное — Анне Тимиревой. Например, такое: “Прошло 2 месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной картина нашей встречи, так же мучительно и больно, как будто это было вчера, на душе. Столько бессонных ночей провел я у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных. Я не знаю, что случилось, но всем своим существом чувствую, что Вы ушли из моей жизни, ушли так, что не знаю, есть ли у меня столько сил и умения чтобы вернуть Вас. А без Вас моя жизнь не имеет того смысла, ни той цели, ни той радости. Я писал Вам, что думаю сократить переписку, но понял, что не писать Вам, не делиться своими думами, выше моих сил. Буду снова писать — к чему бы это ни привело”.

 

Встреча произошла в Харбине.

Её письмо нашло его. В нём были такие строки: "Милый Александр Васильевич, далёкая любовь моя... чего бы я дала, чтобы побывать с Вами, взглянуть в Ваши милые тёмные глаза..."

Вскоре приходит ответ: "Передо мной лежит Ваше письмо, и я не знаю - действительность это или я сам до него додумался".


В Харбине состоялся между ними серьёзный разговор о совместной жизни. Вернувшись во Владивосток, Тимирёва сказала мужу, что уходит к Колчаку. Конечно, он отговаривал её от этого. Но чувства...

Потом в своих воспоминаниях Анна Васильевна писала: "А. В. приходил измученный... Мы сидели поодаль и разговаривали. Я протянула руку и коснулась его лица - и в то же мгновение он уснул. А я сидела, боясь шевелиться, чтобы не разбудить его. Рука у меня затекла, а я всё смотрела на дорогое и измученное лицо спящего. И тут я поняла, что никогда не уеду от него, что, кроме этого человека, нет у меня ничего, и моё место - с ним".

 Для Колчака она была бесценным подарком судьбы, который он оберегал всю жизнь. Долгое время он даже не решался к ней прикоснуться

Уже в глубокой старости Анна Васильевна написала строки:

Полвека не могу принять –
ничем нельзя помочь –
и все уходишь ты опять
в ту роковую ночь…
Но если я еще жива
наперекор судьбе,
то только как любовь твоя
и память о тебе.

Представитель французской военной миссии в Сибири еще при жизни Колчака писал о ней:

«Редко в жизни мне приходилось встречать такое сочетание красоты, обаяния и достоинства. В ней сказывается выработанная поколениями аристократическая порода, даже если, как поговаривают, она из простого казачества.

Я убежден, что аристократизм — понятие не социальное, а в первую очередь духовное. Сколько на своем пути встречал я титулованных кретинов с замашками провинциальных кабатчиков и сколько кабатчиков с душой прирожденных грандов!..

Я убежденный холостяк, но, если бы когда-нибудь меня привлекла семейная жизнь, я хотел бы встретить женщину, подобную этой. Как мне стало известно, она близка с Адмиралом еще со времени своего замужества, но даже теперь, когда сама жизнь освободила ее от прежних обязательств и свела их вместе, связь их никому не бросается в глаза, с таким тактом и деликатностью они оберегают эту связь от посторонних взглядов.

Увидеть их вдвоем большая редкость. Она старается держаться в стороне от его дел. Чаще ее можно встретить в швейных мастерских, где шьют обмундирование для армии, или в американском госпитале, выполняющей самые непрезентабельные работы по уходу за ранеными. Но даже в этих обстоятельствах свойственная ей изящная царственность не покидает ее…».

Эту изящную царственность Анна Васильевна сохранила до старости, несмотря на то, что 37 лет провела в заключении. Писатель Г.В.Егоров, посетивший ее в начале 70-х годов в московской коммуналке на Плющихе, был немало удивлен, увидев перед собой элегантную, бодрую восьмидесятилетнюю женщину, весьма острую на язык.

«Полжизни она провела в советских лагерях, в том числе и среди уголовников. И тем не менее за 37 лет к ней не пристало ни одного лагерного слова — речь ее интеллигентна, во всех манерах чувствуется блестящее дворянское воспитание."
 

Странно, но однажды ей помог.... Ван Клиберн. Американский пианист, звезда мировой величины, заявил журналистам, что его «музыкальным дедушкой» был не кто иной, как Василий Сафонов, директор сначала Московской, а затем Нью-Йоркской консерватории. Только тогда вспомнили про дочь Сафонова и назначили ей по ходатайству Д. Шостаковича, Н. Обуховой, И. Козловского пенсию в 45 рублей «за заслуги отца перед русской и мировой музыкальной культурой».

На первом балу Наташи Ростовой в фильме «Война и мир» княгиню с лорнетом изображает Анна Тимирева…
 Анна Васильевна в молодые годы
 при аресте
 в 1970
 Сохранились её воспоминания об их романе с Колчаком:

Oстается так мало времени: мне 74 года. Если я не буду писать сейчас  - вероятно, не напишу  никогда. Это не имеет отношения к истории - это просто рассказ о том, как я  встретилась с человеком,  которого я  знала в течение пяти лет, с судьбой которого я связала свою судьбу навсегда.

 Восемнадцати  лет  я  вышла замуж  за  своего  троюродного  брата  С.Н.Тимирева.   Еще  ребенком  я  видела   его,  когда  проездом  в Порт-Артур  -  шла война с Японией  -  он  был у нас в Москве. Был он много старше  меня, красив, герой  Порт-Артура. Мне казалось, что люблю, - что мы знаем  в  восемнадцать лет! В  начале  войны с Германией у меня  родился сын,  а  муж  получил  назначение в  штаб  командующего  флотом адмирала  Эссена. Мы жили в Петрограде, ему  пришлось  ехать  в Гельсингфорс. Когда я провожала его на вокзале, мимо нас стремительно прошел невысокий, широкоплечий офицер.

Муж сказал мне:  "Ты знаешь, кто это? Это  Колчак-Полярный. Он недавно вернулся из северной экспедиции".У меня осталось только впечатление стремительной  походки, энергичного шага.

 Познакомились мы  в  Гельсингфорсе, куда я приехала  на три дня к мужу осмотреться и подготовить свой переезд с ребенком.

 Нас пригласил товарищ мужа Николай Константинович Подгурский, тоже портартурец. И Александр Васильевич Колчак был там. Война  на море не  похожа на  сухопутную: моряки или  гибнут  вместе  с кораблем,  или возвращаются  из  похода в  привычную обстановку  приморского города. И тогда  для них это праздник. А я  приехала из Петрограда 1914-1915 годов, где не было ни одного знакомого дома не в трауре - в первые же месяцы уложили гвардию.  Почти  все мальчики, с  которыми мы встречались  в  ранней юности, погибли. В каждой семье кто-нибудь был на фронте, от  кого-нибудь не было вестей, кто-нибудь ранен. И все это камнем лежало на сердце.

 А тут люди  были другие - они умели радоваться,  а я уже с начала войны об этом забыла. Мне был 21 год, с меня будто сняли мрак  и тяжесть последних месяцев, мне стало легко и весело.

Не заметить Александра Васильевича  было нельзя - где бы он ни был,  он всегда был центром. Он прекрасно рассказывал, и, о чем бы ни говорил – даже о прочитанной  книге, - оставалось впечатление,  что все это  им пережито.

Как-то  так вышло,  что весь вечер мы провели рядом.  Долгое  время спустя я спросила его, что он обо мне подумал тогда, и он ответил:  "Я подумал  о Вас то же самое, что думаю и сейчас".

Он входил - и все кругом делалось как праздник; как он любил это слово!

А встречались мы нечасто - он был флаг-офицером по оперативной части в штабе Эссена и лично принимал участие в операциях на море, потом, когда командовал Минной  дивизией,  тем более.  Он  писал  мне  потом: "Когда  я подходил к Гельсингфорсу  и  знал,  что увижу Вас, - он  казался  мне лучшим городом в мире".

К весне я  с  маленьким  сыном  совсем  переехала  в  Гельсингфорс  и поселилась в той же квартире Подгурского, где мы с ним встретились в  первый раз.  После  Петрограда все мне  там  нравилось -  красивый,  очень удобный, легкий  какой-то  город. И  близость  моря,  и  белые  ночи  -  просто  дух захватывало. Иногда, идя по улице, я  ловила себя на том, что начинаю бежать бегом.

Тогда  же в  Гельсингфорс  перебралась и семья Александра Васильевича - жена и  пятилетний  сын Славушка. Они остановились пока  в гостинице, и так как Александр Васильевич бывал у нас в доме, то  он вместе с женой сделал нам визит. Нас они не застали, оставили карточки, и мы с мужем должны  были ответить  тем же. Мы застали там еще нескольких  людей, знакомых им и нам.

Софья Федоровна  Колчак рассказывала  о  том, как  они  выбирались  из Либавы, обстрелянной немцами, очень  хорошо рассказывала. Это была высокая и стройная  женщина,  лет  38, наверно.  Она  очень  отличалась от  других жен морских  офицеров,  была  более  интеллектуальна,  что  ли.  Мне  она  сразу понравилась, может быть, потому, что и сама я выросла  в  другой  среде: мой отец  был музыкантом  - дирижером и  пианистом,  семья была  большая, другие интересы, другая атмосфера. Вдруг отворилась дверь, и  вошел Колчак – только маленький, но до чего похож, что я прямо удивилась, когда раздался тоненький голосок: "Мама!" Чудесный был мальчик.

Летом мы  жили на даче  на острове Бренде  под  Гельсингфорсом,  там же снимали  дачу  и  Колчаки. На лето все моряки  уходили в море, и виделись мы часто, и всегда это было интересно. Я очень любила Славушку, и он меня тоже.

Помню,  я  как-то пришла  к  ним,  и  он  меня  попросил:  "Анна Васильевна, нарисуйте мне,  пожалуйста, котика, чтоб на  нем был красный фрак, а  из-под фрака  чтоб был виден  хвостик",  а  Софья  Федоровна вздохнула  и  сказала: "Вылитый отец!"

Осенью как-то  устроились  на  квартирах и продолжали часто  видеться с Софьей  Федоровной и редко  с  Александром  Васильевичем, который тогда  уже командовал  Минной дивизией,  базировался в Ревеле (Таллин теперь) и бывал в Гельсингфорсе только наездами. Я была молодая и веселая тогда, знакомых было много, были  люди,  которые  за  мной ухаживали, и  поведение  Александра Васильевича  не  давало мне повода думать,  что отношение  его  ко мне более глубоко, чем у других.

Но запомнилась  одна встреча. В Гельсингфорсе было затемнение  - война. Город еле освещался синими лампочками.  Шел дождь,  и  я шла по улице одна и думала о том, как тяжело все-таки на  всех  нас лежит война, что сын мой еще такой  маленький  и  как  страшно  иметь  еще  ребенка, -  и  вдруг  увидела Александра  Васильевича, шедшего мне навстречу. Мы поговорили минуты две, не больше; договорились, что вечером встретимся в компании друзей, и разошлись.

И вдруг я отчетливо  подумала: а вот с этим я ничего бы не  боялась -  и тут же:  какие глупости могут прийти в голову! 
                     И все.

Но где бы мы ни встречались, всегда выходило так, что мы были рядом, не могли наговориться, и всегда  он говорил: "Не надо, знаете ли, расходиться - кто  знает, будет  ли еще  когда-нибудь так хорошо, как  сегодня".  Все  уже устали, а нам - и ему и мне - все было мало, нас несло, как на гребне волны. Так хорошо, что ничего другого и не надо было."

 


 


@темы: 1900, я все необычное люблю, в стиле ретро

Музей Муз

главная